Процессуальная терапия: сновидения как способ поверить в себя

Фото автора: Наталья Шаинян
Автор статьи:

Наталья Шаинян

Содержание статьи:

Можно ли за три дня в корне изменить отношение к себе и к миру вокруг? Пройдя тренинг по процессуальной психотерапии, я убедилась: да, это возможно.

11 ноября
136 просмотров
Фото к статье: Процессуальная терапия: сновидения как способ поверить в себя

Трехдневный семинар «Послания сновидений и телесных симптомов» проходил в тренинговом центре LOFT на проспекте Вернадского. Помещение центра напоминает европейскую гостиную: высокие светлые стены, обитые белым льном диваны, плетеные светильники, книжные полки и большой стол, за которым в перерывах все пьют чай.

В зале с окнами во всю стену на полу лежат холщовые маты и большие подушки. На них мы и рассаживаемся. Оглядываю собравшихся — девушек большинство, как я и ожидала. Но есть и молодые люди, и дамы бальзаковского возраста — всего около 30 человек. Хрупкая черноволосая молодая женщина в джинсах, сидящая со мной по соседству, вдруг неожиданно представляется: «Ирина Зингерман, процессуальный терапевт, ведущий тренер». Она тут же предлагает общаться на ты и разрешает вести себя совершенно свободно, задавать любые вопросы и не стесняться в комментариях.

Предваряя практическую часть семинара, Ирина рассказывает нам о сути процессуальной терапии: мы живем не только в объективной реальности, где все поделено на тьму и свет, женское и мужское, позитив и негатив, но и в мире иррациональном, не дуальном, мире сновидений. В разных культурах для описания этой загадочной части бытия существует множество понятий: Бог, Дао, абсолютный разум. Но в процессуальной психологии чаще всего используют слово «Сущность». «Мы можем общаться с Сущностью, познавать ее, а через нее и самих себя с помощью наших сновидений и посредством телесных сигналов», — говорит наш тренер.

Для меня, скептика, это прозвучало слишком мистично. И когда Ирина сказала, что «за 15–20 минут процессуальной работы человек встречается лицом к лицу с Сущностью», я невольно хмыкнула: «То есть вы утверждаете, что вот так запросто можно встретиться с Богом?» Ирина с уверенностью кивнула и предложила нам прислушаться к себе.

Закрыв глаза, мы сосредоточились на телесных ощущениях. Я почувствовала, как наливаются тяжестью плечи и затылок. Ирина спросила, в каком образе является каждому его ощущение и на какую жизненную ситуацию оно проецируется. Тяжесть, дугообразно давившая мне плечи, стала коромыслом, и некоторое время спустя я увидела его уже совсем отчетливо, в деталях, массивное, потемневшее от времени.

Смысл этого образа до меня дошел моментально, словно озарение: коромысло — это долг, который я так старательно исполняю, гнет меня к земле. Когда мы открыли глаза, я заметила, что кое-кто из участников просто светится от радости, у других на лицах изумление, а у некоторых слезы в глазах. Одна девушка рассказала, что на протяжении долгого времени она старательно контролировала свои чувства, не давая им выхода. И вскоре попала в больницу с разрывом внутреннего органа. Только теперь она поняла, насколько тесно связаны эти события и как это жизненно важно — позволить себе чувствовать, уметь выражать свои эмоции и распознавать телесные знаки.

В тот день, возвращаясь домой, я и не заметила, как сняла перчатки, шарф и расстегнула ворот пальто. На меня, вечно мерзнущую при любой погоде, это было совсем не похоже. Но внутренний голос настаивал: я способна сама себя обогреть. Внутри словно заработала печка, и я, еще не анализируя происходящее, искренне радовалась своему новому состоянию.

На следующий день мы работали со своими телесными симптомами, а на третий — со снами. Каждый выбирал удобное место в зале и позу, мы закрывали глаза и следовали за голосом Ирины. Механизм упражнения прост и волшебен: нужно выбрать самое яркое ощущение или часть сновидения и постепенно усиливать его, переживая все интенсивней, как бы входя в него. Постепенно оно превратится в образ, а вам следует стать этим образом, постараться понять, какую информацию он несет в себе.

Например, у одной из участниц — озабоченной матери семейства — внутренняя тяжесть оказалась тигренком, тормошившим ее в надежде отвлечь от гнетущего чувства ответственности. В процессе работы Ирина выступила от лица тигренка, и когда она по-настоящему укусила клиентку, та, возможно впервые за много лет, наконец расслабилась и расхохоталась. Даже по выражению ее лица было понятно: груз нелегких переживаний упал с сердца, и человеку сразу стало легче.

[new-page]

Кого-то из участников, готового к откровенной и непредсказуемой работе на глазах у всей группы, Ирина приглашала в центр зала, и мы в подробностях видели весь процесс: превращение симптома или сновидения в образ, затем в энергию, а иногда и в послание, которое эта энергия сообщала. Ирина виртуозно дирижировала происходящим, обращая наше внимание на меняющуюся атмосферу, на приемы процессуальной терапии и на открытия человека в процессе. Не могу не сказать: работает Ирина точно, чутко, заразительно и мастерски держит внимание всей группы.

Как бы много мы ни знали о себе, процессуальная терапия сообщает массу неожиданного. Например, образ, который увидела я, сосредоточившись на очередном телесном симптоме, — ведьма, выросшая до облаков. К такому я была не готова! Ведь в жизни я такая милая и мягкая, какое же отношение ко мне может иметь этот образ? Но вечером, включив интернет, первое, на что я наткнулась, был текст о колдунах. Ночью во сне я увидела связанную и беснующуюся женщину. И представьте: утром, гуляя с собакой, почти столкнулась с девушкой в ярко-красном парике с рожками. Справившись с первым шоком, я поняла, что барышня просто возвращалась с Хеллоуиновского маскарада. Я поняла, мир посылает мне знаки, и впервые в жизни я не только заметила их, но и была готова прочесть. Поэтому, когда в последний день жребий работать в центре зала выпал мне, я без колебаний согласилась.

Содержание процесса — слишком личное, и сама Ирина советует не афишировать его на весь белый свет, поэтому пусть простят меня те, кто жаждал именно сюжетных подробностей. Я поделюсь только впечатлениями.

Это был не гипноз и не забытье, сознание оставалось абсолютно ясным. Если транс — это состояние вдохновения и обостренной чуткости, то, можно сказать, это был транс. Ирина обращалась к моему рациональному я, помогая осознавать происходящее. Я встретилась со своей женской силой, архаической и дикой, о которой и не подозревала. И впервые поняла, что она может быть не врагом, а моим союзником. Неудивительно, что после сеанса я ощущала вместе с усталостью поразительное воодушевление.

То, что происходит в центре круга, так или иначе задевает каждого из зрителей, и, наблюдая, участники невольно примеряют происходящее на себя. По окончанию сеанса все делятся переживаниями и открытиями. Кто-то из зрителей видел во время моей работы античное божество, кто-то образ, похожий на Настасью Филипповну, для одних это была история про страсть, для других — про нежность. Участники группы потом подходили ко мне, чтобы сказать теплые слова и обнять. Это не просто поддержало меня, но обогатило мой опыт. Процессуальная терапия учит быть предельно внимательным к миру и к себе, налаживать контакт со своим внутренним я. Сейчас я понимаю, что сделала только первый шаг в этом новом направлении, но он настолько меня впечатлил, что я решила не останавливаться.

Комментарии10

По дате

я абсолютно с Вами согласна, Наталья! Вы получили бесценный опыт и прекрасно о нем написали. Спор о терминологии действительно вечен и труден – тут можно влезть в непроходимые дебри непонимания и нетерпимости. Но самое главное, на мой взгляд – желание человека познавать свои нераскрытые стороны (как и мира вообще), как бы они не назывались, верно же? И процессуальная психология в этом смысле открывает массу возможностей – Вы ясно это дали понять в своем тексте. Когда человек включается в процессы подобно описанной Вами глубинной работе – то включается некое внутренне чутье, осознавание и в итоге нужные именно ему слова и определения сами приходят ему в голову и в сердце.. Поэтому вопрос о том, что и как называть, по-моему мнению вообще не принципиален и роли никакой не играет…. Самое главное – желание раскрыться и познавать, а также способность оценить свой опыт, попытка продвинуться чуть дальше…. Так что еще раз – спасибо Вам за то, что откровенно с нами поделились своим опытом))

А что Вы Наталья думаете про метод системных расстановок?

Человеческий мозг до сих пор остается загадкой. Помню, в какой-то передаче Наталья Бехтерева говорила о том, что ей самой не понятны многие процессы (возможно я как-то перефразировала ее выссказывание). Собственно поэтому нельзя сказать, чем может закончиться тот или иной эксперимент над психикой. Многие восточные учения были и остаются тайными, но зачастую нам начинают преподносить разные психоэксперименты под соусом того, что это древнее учение, адаптированное под западный менталитет итд. итп. Вы знаете, мне кажется, что поговорка “что русскому хорошо – то немцу смерть” появилась не на пустом месте.

я очень вам сочувствую. понятна теперь ваша осторожность. дело в том, что здесь словом сущность называется не какой-то дух или явление, это не нечто частное и подразумевающее варианты. здесь это означает всеобщее, бесконечное, основу бытия, а слово Бог не используется – наверно, чтобы не травмировать атеистов и не впадать в теологические дискуссии ) но он и имеется в виду.

я согласна с вами, что и метод, и его представителей надо выбирать очень тщательно. потому и делюсь здесь полученным опытом – то, что увидела я, действительно полезно и ценно

Могу добавить, что у меня был т.н. опыт встречи с сущностью, как я это теперь понимаю, при том не с самой ужасной, но это повергло меня в сильнейшую депрессию. Я была растеряна, у меня опустились руки. Очень многое зависит и от преподавателя, его опыта и целей.

В том-то и дело, что нужно четко различать, кто и с какой целью это практикует. На неподготовленной почве последствия могут быть непредсказуемыми. Но об этом никто никогда не говорит. Тоже самое касается и некоторых восточных практик.

спорить о терминологии не стоит, то, что на семинаре для удобства нейтрально назвали сущностью, в разных культурах именуется по-разному, но все сходятся в том, что это неописуемо. и встречу с ней (с Ним) никто не гарантирует – мне, например, не удалось. Процессуальная терапия наследует восточной философии, поэтому на первый скептический взгляд кажется мистичной. но это метод психологии, и практикуют его люди с психологическим образованием и научными степенями – например, Ирина Зингерман кандидат наук. ее работа направлена как раз на достижение равновесия и душевной гармонии, а не на их нарушение

пожалуйста ) мне кажется, интереснее не услышать о чьем-то опыте, а рискнуть приобрести свой? вы хотели бы поучаствовать в таком семинаре?

А кто сказал, что встреча с Сущностью, это встреча с Богом??? Я думаю, что стоит предупредить некоторых шибко любознательных, о том, что такая встреча может серьезно сказаться на психике практикующего, особенно, это касается людей с неустойчивой психикой. А в большинстве случаев именно такие люди посещают подобные тренинги и семинары в надежде обрести гармонию и счастье. И поверьте, пишу это не потому, что “баба-яга всегла против”, а потому, что есть реальные примеры среди знакомых.

#

ViPa

10 г

Наташа, спасибо! Сразу видно, что Вам было непросто “поговорить” с собой… Но Вы просто молодец! Правда, так хотелось бы послушать именно подробности – что же именно Вы чувствовали и какие образы видели. Но я понимаю – такие опыты слишком личные))

#

Смотрите также:

152px 152px
Живи Медиа Россия, Москва, Новорязанская ул. дом 18, стр. 11, пом. 01 +7(495)650-53-14