Те немногие берлинские холодильники, с которыми я лично знакома, делятся на три категории: пустые, содержащие только биопродукты и всеядные.

Про пустые все понятно. Их тут больше всего: здесь едят большей частью вне дома.

Биобум тоже не новость. Некоторые мои друзья тратят миллионы на то, чтобы сознательно питаться сезонной и региональной едой — берегут себя от ананасов в январе как от страшной антихристовой лжи. Как правило, это те, кто успел обзавестись детьми.

Наш с мужем холодильник — категория третья. Мы покупаем в биомагазинах только мелочи — немецкий мед, разные редкие горчицы, трюфельное масло, песто, травы-приправы, немецкое вино. И хлеб, потому что, в отличие от почти всех булочных, биомагазины его выпекают, а не румянят в печи заводской полуфабрикат. Все остальное покупается в супермаркете. Это самый распространенный вариант управления холодильником.

Немцы едят очень много мясных изделий собственного производства, и у нас тоже хранятся кое-какие белые колбасы и паштеты. Хотя я больше люблю пастрами (говядину горячего копчения со специями) и французский риет (паштет).

Редко нахожу у друзей в холодильниках твердые сыры, разве что пекорино или пармезан. Мягкие сыры типа камамбер — почти у каждого. До сегодняшнего утра камамбер был и у нас.

В кадр не вошли огромные запасы газированной воды, очень типичные для всего Берлина. Газировку мешают с соком — получается шорле. Зато не вполне типично отсутствие пива. Пиву мы и наши приятели предпочитаем вино.

Осенью любой порядочный немец (а мой муж именно таковым и является) обязан приготовить тыквенный суп — так мы вчера и сделали, поэтому на фото оставшийся кусок тыквы. Многие русские друзья, живущие в Берлине, из ностальгических соображений покупают что-то в специальных русских магазинах. Морс там, «Мишку на севере» или гречку. У нас вот сейчас есть русские пельмени (они внизу, в морозильной камере).