В школе структуру воды объясняют просто: два атома водорода соединены с одним атомом кислорода. Реальность куда сложнее: соседние молекулы воды образуют связи, поэтому весь мировой океан можно представить в виде единой гигантской макромолекулы, свойства которой не изучены до сих пор.

Когда были обнаружены межмолекулярные связи, ученые предположили, что вода может приобретать особую упорядоченную структуру, подобную кристаллической, только подвижную, и благодаря этой структуре нести некую «информацию», особым образом воздействуя на организм. Идея структурированности вскоре породила концепцию «памяти воды», еще более туманную, тем не менее популярную в нетрадиционной медицине и гомеопатии. Эта концепция состоит в том, что некоторые вещества, растворенные в воде, способны менять ее структуру и сообщать ей целебные свойства. И даже после удаления вещества или разведения раствора до нулевой концентрации эти свойства сохраняются. Эта теория находит множество сторонников — и не меньше критиков от официальной науки. С начала 1980-х годов не прекращаются научные и околонаучные эксперименты, доказывающие и опровергающие существование «памяти воды».

Одним из первых научные доказательства существования «памяти воды» опубликовал в 1988 году француз Жак Бенвенист. Вместе с коллегами он изучал влияние слабых растворов антител на организм. Согласно его данным, эффект растворов не исчезал даже при разведении до нулевой концентрации. Вдохновленный успехом, ученый отправил свое исследование в журнал Nature, однако эксперты этого издания не смогли повторить результатов исследования Бенвениста и подвергли их жестокой, по мнению многих ученых, весьма предвзятой и несправедливой критике. С этого начался крах карьеры Бенвениста. Насколько корректно проводили опыты сам ученый и его оппоненты из Nature, сказать наверняка нельзя.

После этого разные исследователи неоднократно заявляли, что им удалось повторить эксперимент Бенвениста. Однако успеха добивались, как правило, те, кто заранее верил в существование эффекта. Это настораживает скептиков, но вдохновляет сторонников: для них факт того, что поведение воды зависит от настроя ученого, сам по себе весьма красноречив.

В 2002 году международная группа ученых во главе с профессором Мадлен Эннис из Королевского университета в Белфасте (Queen’s University of Belfast) заявила, что им удалось доказать эффект, описанный Бенвенистом. Однако опыты, проведенные под наблюдением вице-президента Лондонского королевского общества профессора Джона Эндерби, не принесли результатов.

ЮЛИЯ ЗАЙЧЕНКОВА  тренер телеканала

Научная полемика ведется до сих пор. Одни ученые считают, что структура воды меняется слишком стремительно, чтобы иметь хоть сколько-то продолжительную «память». Другие утверждают, что изменчивость не противоречит постоянству. Так, американский профессор Рустум Рой уверен, что вода (правда, исключительно в твердом состоянии) обладает свойством эпитаксии, то есть способностью одних молекул придавать определенную структуру другим. На нынешний день доказан лишь эффект структурированности воды при растворении белковых молекул, однако никакого отношения к «живой воде» и гомеопатии эти растворы не имеют. Достоверных, то есть повторяемых, экспериментов в этой области пока никто не продемонстрировал. Так что премия в один миллион долларов, учрежденная фондом Джеймса Рэнди (JREF) за твердое научное доказательство существования «памяти воды», ждет своего часа.

В 1999 году в Японии вышла книга Масару Эмото «Послания воды» (Messages from Water), в которой утверждалось, что вода меняет свою структуру под воздействием человеческих эмоций ( см. результаты работ Эмото в Сети). В качестве доказательств автор привел фотографии кристалликов льда, которые выглядят красиво (если воду заранее освятил молитвой монах) или уродливо (если воду подвергали обработке агрессивными мыслями). Также Эмото демонстрирует фотографии, отражающие реакцию воды на разную музыку, слова и прочие «ментальные» воздействия. Книга имела большой успех у читателей, но была раскритикована некоторыми учеными.

Слабое место в исследованиях Эмото состоит в том, что красоту кристаллов оценивали люди, заранее знавшие, какой именно обработке подвергалась вода. Исправить этот недостаток взялся американский ученый Дин Рэдин. Он сфотографировал кристаллы льда из воды, на которую до этого молились 2 тыс. японцев, и предложил сотне независимых наблюдателей сравнить снимки с фотографиями кристаллов льда из обычной воды. Подавляющее большинство жюри признало кристаллы из «намоленной» воды гораздо красивее. Ученый, однако, воздержался от скоропалительных выводов и заявил, что «исследования носят предварительный характер».