Однажды мне пришлось побывать на семейном ужине у приятеля-итальянца в Нью-Йорке. Это было как в кино: широкий стол, полторы дюжины людей от трех до 70 лет, певучая смесь языков, огромные блюда пасты и салатов. Каково же было мое удивление, когда вино наливали даже 16-летним подросткам. Особенно дико это смотрелось в Америке, где до 21 года спиртное — табу.

Недавнее наблюдение американских ученых дает повод думать, что родители на том ужине нарушали пуританский закон для блага собственных детей. Исследователи изучили культуру питья в семьях итальянских потомственных виноделов. Они сравнили 80 подростков (16-18 лет) и 80 молодых людей (25-30 лет) из винодельческих провинций Абруццо и Умбрия. Оказалось, что те, кто воспитывался в свободных нравах и получал за едой бокал вина, спустя годы выпивали меньше и реже перебирали с алкоголем, чем те, кому в отрочестве не позволялось ни капли.

С одной стороны, это понятно: если не делать из вина табу, то подростку никогда не придет в голову это табу нарушать. И наоборот, чем больше ограничивать человека, тем выше вероятность, что он рано или поздно уйдет в отрыв из чувства протеста. Чтобы подтвердить мои размышления, я позвонил директору специализированной клиники «Преображение», наркологу Вячеславу Давыдову.

«Все не так просто, — осек меня Давыдов, — если человек с детства постоянно принимает алкоголь, он вырастает алкоголиком. Потому что регулярный прием спирта так или иначе ведет к изменениям в организме и токсическим поражениям мозга, так как спирт — это яд. Алкоголизм, как и любая форма наркомании, легким не бывает».

Положим, этот аспект американские исследователи вообще оставляют без внимания. Главный пафос статьи и многочисленных заметок по ее мотивам в Западных и отечественных СМИ: пить каждый день немного вина — гораздо лучше, чем напиваться. «Так сразу сказать, что вреднее на самом деле, тоже нельзя. Этот вопрос научно никто не исследовал. Но главное, чего не учитывают американцы, — это национальные особенности. Дело в том, что алкоголь у разных народов расщепляется по-разному. Представители одних наций могут всю жизнь пить понемногу и никогда не дойти до последней стадии алкоголизма, представители других наций спиваются очень быстро. К примеру, французы, итальянцы, грузины относятся к первой категории, а северные народы — ко второй».

Если учесть нашу географию и алкогольные традиции, мне как-то с трудом верится в применимость итальянской модели в России. Боюсь, что если у нас родители будут позволять ребенку пробовать алкоголь с младших классов, то к старшим они уже будут иметь в семье тяжелобольного человека. Так что, может, запрет на ночную продажу алкоголя и прочие строгие меры борьбы с алкоголизмом, действительно, единственный способ не дать нам всем спиться?