В декабре прошлого года в преддверии Копенгагенского саммита ООН экологи писали о том, как может измениться в лучшую сторону здоровье населения планеты, если сократить выброс парниковых газов. Впрочем, кардинального сокращения выбросов не произошло. Разговоры закончились ничем, и саммит стал разочарованием похлеще выступления российской сборной на Олимпиаде той же зимой.

На днях были опубликованы другие, более реалистичные расчеты влияния глобального изменения климата на здоровье человечества. А именно: снижение дневной температуры воздуха на один градус увеличивает количество сердечных атак в последующий месяц на 2%. Таков вывод из исследования, опубликованного в минувшую среду в British Medical Journal. Сотрудники Лондонской школы гигиены и тропической медицины проанализировали истории болезней 84 тыс. пациентов, попавших в больницы с сердечными приступами в период с 2003 по 2006 год, и нашли прямую зависимость между температурой воздуха и частотой инфарктов: чем холоднее, тем хуже. В основном смертность увеличивается за счет тех, кому за 70.

Понимаю, что в эту адскую жару похолодание ассоциируется у всех только с облегчением. Но вспомните февральский антициклон (антипод теперешнего) — морозы за 30 и тот же рост смертности. Уровень инфарктов возрастает и при аномально низких температурах. Как предполагают ученые, причина в том, что повышается свертываемость крови, увеличивается артериальное давление, а также увеличивается частота банальных обморожений. Соответственно, они советуют принимать аспирин (разжижающий кровь), следить за давлением и вообще поменьше выходить на улицу.

Исследователи не обнаружили аналогичного увеличения количества инфарктов для летнего роста температур и объясняют это тем, что на Туманном Альбионе попросту не бывает настолько жарко, чтобы это вредило здоровью. А вот в Париже, например, во время аномального зноя летом 2003-го, когда жара перевалила за 40 градусов, из-за сердечных приступов погибли 11 тыс. человек.

Ровно то же самое происходит теперь у нас: в тех областях России, где уже полтора месяца держится свирепый антициклон, смертность возросла в несколько раз. И хотя никто из официальных лиц этого не подтверждает, о повышении смертности красноречиво свидетельствуют переполненные морги, крематории и очереди похоронных процессий на кладбищах.

Как ни печально, жестокие морозы зимой и невыносимый зной летом — то, что сейчас в наших широтах считается аномалиями, — в ближайшие годы вполне может стать обыденностью. «С глобальным потеплением станет не только жарче, но и холоднее, — говорит Ольга Захарова, эколог, редактор Forest.ru. — В частности, с нагреванием океана может исчезнуть теплое течение Гольфстрим, соответственно, в Скандинавии станет холоднее. Примерно то же может происходить и с воздушными массами, но там процессы еще сложнее, их трудно предсказать. Но вполне вероятно, что с глобальным потеплением может исчезнуть перенос теплых воздушных масс из Атлантики в Европу и среднюю полосу России, тогда на всей этой территории установится более континентальный климат — гораздо холоднее зима и очень жаркое лето».

Так что если глобальное изменение климата мы не можем (точнее, даже не особенно пытаемся) остановить, остается лишь выполнять простые рекомендации по спасению от летней жары и гари, есть холодные супы и проростки, а также запасать аспирин на зиму.