В минувшую среду был зарегистрирован первый случай полиомиелита в сибирском городе Ангарске: заболели девятимесячная девочка из Таджикистана и ее родственники. На следующий день ребенка с этим же вирусом обнаружили и госпитализировали в Москве. Глава Роспотребнадзора Геннадий Онищенко запретил выезд российских детей в Таджикистан и въезд детей из Таджикистана в Россию.

И хотя Онищенко официально заявил, что угрозы эпидемии пока нет, в тот же день в большинстве детских учреждений приняли профилактические меры и начали добровольную вакцинацию. Конечно, никто не заставляет родителей сделать прививку, но кое-где требуют явиться и подписать отказ.

По словам эксперта ВОЗ, главного научного сотрудника Центра здоровья детей РАМН Владимира Таточенко, около 1% россиян не привиты от полиомиелита и, следовательно, находятся в группе риска. «Пусть теперь непривитые россияне трясутся, а привитые сидят спокойно», — сказал он в интервью РИА «Новости».

Как и следовало ожидать, эти меры и высказывания специалистов вызвали волну негодования в блогах и на форумах противников прививок. «Неподконтрольная никаким правительствам ВОЗ чего-то треплет, чтобы найти очередной повод всех потравить», — пишет ЖЖ-юзер highlander_ku. «Все это — очередная спланированная акция», — замечает некая Оксана на другом форуме. В большинстве случаев аргументы родителей сводятся к трем пунктам:

1. прививают живую вакцину, а это опасно;

2. полиомиелит часто протекает бессимптомно, а если при этом ребенку сделать прививку, начнется острый процесс, поэтому лучше не прививаться вовсе;

3. на нас снова хотят заработать, специалисты сами признают, что эпидемия нам не грозит, а прививки делают.

Не вступая в дискуссию, приведу три контраргумента экспертов. Во-первых, вместо живой вакцины, как правило, используется инактивированная, которая не может вызывать острое заболевание. Во-вторых, даже живая вакцина вызывает тяжелый полиомиелит только в одном случае из 2,4 млн. По этому поводу очень точно высказался пару недель назад на своей лекции Михаил Фаворов, профессор, заместитель директора Института вакцин при ООН: «Ежегодно на дорогах России гибнут 30 тыс. человек. Однако я не слышал о демонстрациях родственников пострадавших в автокатастрофах с лозунгом “Долой автомобили!”, я только слышу кругом “Долой вакцины!”. Транспортные травмы чреваты самыми тяжелыми и смертельно опасными осложнениями, однако мы не перестаем из-за этого пользоваться автомобилями».

Что касается второго пункта, с 2002 года ВОЗ признала Россию страной, свободной от полиомиелита. То есть вероятность, что сегодня ваш ребенок болеет полиомиелитом, крайне мала. Зато опасность, что он заболеет, если его не привить, растет с каждым днем.

Наконец, конспирологический аргумент — мол, на нас снова пытаются заработать — для меня окончательно развеял профессор Фаворов на той же публичной лекции: «Мне часто приходится слышать о том, что вакцины — это способ зарабатывать. Между тем весь мировой рынок вакцин — 6,5 млрд долларов, то есть лишь 2% фармакологического рынка. Для сравнения: одни только препараты типа альмагеля суммарно имеют тот же оборот, что все вакцины вместе взятые. Более того, производство вакцин рассматривается как высокорисковое для бизнеса, поэтому в США, например, впятеро сократились инвестиции в разработку вакцин. В это производство не хотят вкладываться, потому что экономически рискованно. Следовательно, глупо говорить о прививках как о прибыльном бизнесе».

Впрочем, даже если бы я знал, что вакцины — очень доходное дело, меня бы это нисколько не смутило. Со студенческих времен я помню, что полиомиелит — острое инфекционное заболевание, которое часто приводит к тяжелым параличам и нередко — к смерти. К тому же передается оно элементарно, через грязные руки, еду и воду. Поэтому даже если бы я знал, что кто-то хочет заработать на мне или моих детях, но обезопасит от этого вируса, я бы с удовольствием предоставил ему такую возможность.