Исследователи из Школы медицины и общественного здоровья Университета Висконсина установили, что пациенты участливых врачей страдали простудой на один день меньше, чем пациенты врачей, которых интересовали только факты.

Идея, что доброе слово лечит, мягко говоря, не нова. Именно на ней построена концепция медицинской клоунады. Первые «лечебные» клоуны появились в больницах мира почти четверть века назад. Мне никогда особенно не нравился цирк — зверей жалко, за акробатов страшно, а клоуны по большей части раздражают. Но вот на клоунов-врачей я смотрю с уважением и даже восхищением.

Четверть века назад впервые отправил своих улыбчивых красноносых посланцев в разные больницы страны, и к сегодняшнему дню они делают порядка 250 тысяч визитов к маленьким пациентам в год, подтверждая, что лечение — это не только лекарства и технологии.

В Университете Хайфы (Израиль), присмотревшись к положительной динамике у пациентов, общавшихся с клоунами-волонтерами, создали специальную программу «Доктор мечты». Таких докторов готовят три года и выпускают со степенью бакалавра, обучив и сценическому мастерству, и психологии, и физиологии с анатомией. Доктор мечты — это психолог и клоун, разбирающийся в медицине, его задача — вернуть больному улыбку, а с ней и желание выздороветь. Дэниель Шрики, руководитель программы, уверен, что это революция в терапии.

Пять лет назад аналогичный проект появился и в России. Сейчас он оформлен как некоммерческая благотворительная организация «Доктор-клоун». Ее создатель и директор Константин Седов некогда окончил курсы актерского мастерства и понял, что мечтает работать не на сцене, а в палатах с тяжелобольными детьми. Седову удалось найти единомышленников, организовать школу клоунов, обучение в которой бесплатно и включает три месяца курсов и три месяца стажировки.

Добровольцев отбирают из людей самых разных профессий: инженеров, журналистов, психологов и т. д., отдавая предпочтение тем, кто творчески одарен, психологически устойчив, а главное — хочет еженедельно отдавать пару часов своего личного времени больным детям, не получая за это денег. Принятых в школу обучают основам импровизации, актерского мастерства, взаимодействию с партнером, работе с предметом. Клоуны в больницах устраивают ролевые этюды, мгновенно реагируя на происходящее и включая в игру всех оказавшихся рядом, в том числе врачей и нянечек. По сути, их работа соединяет в себе элементы клоунады и анимации. Их цель — сделать ребенка главным участником игры.

«Мы стараемся облегчить работу врачей и родителей, — говорит Седов. — Клоун может, играя, уговорить поесть ребенка, который две недели отказывался от еды. Может отвлечь ребенка во время болезненной процедуры, заинтересовать его неожиданными фокусами и розыгрышами, в которые вовлекаются и родители, и персонал больницы, и добавить в больничную атмосферу немного непринужденности, веселья и волшебства. Дети, с которыми мы работаем, могут быть и трех лет, и восемнадцати. Маленьким можно показывать фокусы, с большими поговорить о футболе, музыке, книгах. Клоун должен не кривляться, а стать другом ребенку». Раз в неделю доктора-клоуны устраивают большие представления в холлах или залах и дважды в неделю — цирк для одного или двух маленьких зрителей в палатах и боксах.

Сейчас 33 выпускника школы Седова работают в больницах Москвы и 12 — в Санкт-Петербурге. Врачи, видя эффект, готовы приглашать большее количество веселых помощников к своим пациентам, и этой весной состоится очередной набор в школу клоунов, всю информацию о котором можно будет найти на организации. Слава бежит впереди докторов-клоунов, с ними уже сотрудничают многие благотворительные организации. А Седов мечтает о настоящей образовательной программе для своих учеников — вроде израильской — и о том, чтобы клоуны иногда были материально вознаграждены.

Возможно, теперь, когда появляется все больше научных данных о пользе веселья для здоровья, мечта Седова может стать реальностью. Те же ученые из Висконсина продемонстрировали прямую связь между положительными эмоциями и иммунитетом пациентов. Оказывается, именно врачебное сопереживание повышает в крови больного уровень вещества IL-8, стимулирующего клетки иммунной системы. Вероятно, в основе терапевтического эффекта клоунады лежит тот же механизм.

В том, что залог выздоровления — сотрудничество врача и пациента, уверен и американский психофизиолог Ричард Ригельман. В его книге «Как избежать врачебных ошибок» я нашла объяснение факту, который обнаружили исследователи из Висконсина: «Главные ресурсы скрыты в самом больном. Их использование возможно, если больной осознает: врач намерен помогать, а не заставлять. Таким образом, составная часть оказываемой врачом поддержки — активизация роли больного в лечебном процессе». Ключом к установлению сотрудничества, по словам Ригельмана, является сочувствие, способность врача поставить себя на место больного. Простая фраза «Я понимаю, как вам нелегко» может стать началом кардинальных улучшений. Эмоциональный контакт с врачом способен заставить пациента выполнять самые тяжелые для него врачебные рекомендации. «Налаженные взаимоотношения врача и больного не только целительны сами по себе, — пишет Ригельман, — они усиливают и облегчают воздействие других лечебных вмешательств. Личность врача — самое мощное из всех плацебо».

Я лично давно уверена в том, что доброта и участие лечат. Способность входить в контакт с больным, быть терпеливым и внимательным важна не только для психотерапевтов и психологов, которым сам бог велел, но и для врачей общей практики. Даже инфекционные и вирусные заболевания лечатся успешнее, если врач полон участия к больному и искренне заинтересован в его выздоровлении. По крайней мере, лучшие врачи, которых я знаю, и в жизни всегда очень приятные люди. А что подсказывает ваш опыт?