Все началось с того, что министр здравоохранения РФ Татьяна Голикова прошлась по аптекам и с удивлением обнаружила завышенные цены на хирургические маски и антивирусные препараты. «Если говорить о социальной ответственности бизнеса в эпидемический период, то максимальная стоимость "Арбидола" для взрослых не должна превышать 220 руб. Это тот предел, который соответствует отпускной цене производителя с учетом НДС и торговой надбавки, которая устанавливается правительством Москвы» — такое высказывание Голиковой можно найти на .

Тогда столичная прокуратура начала проверку аптек и оптовиков на предмет ценообразования. На сайтах, где опубликована эта новость, многие читатели высказываются в том духе, что в условиях свободного рынка завышенные цены — это нормально, и нечего тут наводить госконтроль. И правда, мы привыкли к громким и строгим словам министров, но может ли прокуратура реально повлиять на ценообразование в частных аптечных сетях? И должна ли она это делать?

Оказывается: и может, и должна. Как рассказал мне директор маркетинговых исследований компании «Фармэксперт» Давид Мелик-Гусейнов, у прокуратуры есть доступ к любым участникам рынка: «Что касается списка жизненно важных лекарств, в который входят антивирусные препараты и иммуномодуляторы, максимально допустимая наценка составляет 30%. Смысл проверки, которая началась, в том, чтобы посмотреть, не превышают ли отдельные аптеки и сети этот лимит».

Проблема завышения цен в этом году особенно актуальна, потому что обычный сезонный рост наложился на скачок цен, произошедший в начале года в связи с девальвацией рубля. «В I квартале 2009 года цены на лекарства выросли в среднем на 25–30%. Обычно есть сезонное повышение цен около 6% на некоторые препараты, в том числе и антивирусные. На фоне первого скачка это вызвало понятную реакцию у государственных органов», — объяснил мне аналитик.

На вчерашний день прокуратура вплотную занялась лечебными учреждениями (Институт им. Герцена, Институт радиологии и др.), аптечными сетями (ИФК, «Аптека 36,6», ГУП «Столичные аптеки», ЗАО «Аптека-холдинг», ЗАО «Рош-Москва», «Старый лекарь») и десятками других организаций. В результате оказалось, что, например, в ЗАО «Резлов» не оформлялись протоколы согласования цен, без которых государство не может контролировать надбавки на лекарства.

Нарушение порядка образования цен уже обнаружено в ООО «Ольга фарм»: прокуроры нашли более чем 380-процентное завышение наценки на некоторые лекарства (в частности, на «Ацикловир-акри»). В итоге возбуждено дело об административном правонарушении. Сегодня проверки продолжаются, и, вероятно, большая часть открытий у работников прокуратуры еще впереди.

А вот с хирургическими масками дело обстоит несколько сложнее. Маски — не лекарства, поэтому ценообразование на них никак не регламентируется, они могут стоить хоть 500 руб. за штуку.

Впрочем, вскоре цены и на лекарства, и на маски, возможно, упадут сами собой. Как считает Давид Мелик-Гусейнов, спрос на лекарства должен снизиться: «Уже началась массовая вакцинация и прошла первая волна эпидемии, поэтому люди перестанут так активно закупать эти препараты. Вторая мощная волна обычно бывает на выходе из эпидемии, то есть в конце зимы. И поскольку скоро упадет спрос, неминуемо снизятся и цены на лекарства. Что же касается масок, сейчас на таможне стоит большая партия, так что скоро они появятся в аптеках в избытке».