— Вы далеко от нас находитесь? — невежливо ответила вопросом на вопрос девушка на том конце провода.

— Не очень, — соврал я.

— Тогда еще есть. Но лучше приезжайте поскорее, всего 90 штук осталось.

— Думаете, за сегодня все раскупят?

— Думаю, за час все раскупят. Их три часа назад привезли, и 200 штук уже нет. И на этой неделе больше не привезут.

Речь, как вы понимаете, о масках. Еще на прошлой неделе эпидемиологи сетовали, что у нас нет культуры карантина: люди стесняются носить маски, не хотят сидеть дома и не обращаются к врачу. На этой неделе ситуация перевернулась, точно песочные часы. Из 27 аптек, что мне удалось обзвонить за полчаса, маски оказались лишь в одной, любезная сотрудница которой посоветовала приехать в течение часа. Откуда такая ажитация? То ли это отсроченный эффект тревоги, которую били врачи последние месяцы, и люди внезапно вняли советам профессионалов, причем все и сразу. То ли на население произвел впечатление уже шестой смертельный случай в России и еще более мрачные новости с Украины, где число жертв перевалило за 60 и где введен строжайший карантин и переполнены больницы?

Между тем дискуссия о пользе карантина и особенно масок приобрела совершенно неожиданный поворот: теперь в Сети и газетах принялись обсуждать, насколько маски эффективны. Выясняется, что факт ношения маски сам по себе ничего не гарантирует. Говорят, что маска затрудняет дыхание, что в ней жарко и неудобно, поэтому человек начинает усиленно дышать или снимает ее на холоде, подвергая себя удвоенному риску. Еще говорят, что такую маску следует менять каждые два часа, иначе она перестает защищать, а позже сама становится источником заразы.

За разъяснениями я обратился к Герману Шипулину, руководителю Центра молекулярной диагностики ЦНИИ эпидемиологии. Вот что он мне рассказал: «Действительно, маска защищает в течение 2-3 часов, пока она сухая и свежая. Конечно, невозможно менять маски каждые два часа в течение всего срока эпидемии. С другой стороны, носить ее на улице не имеет особого смысла, потому что концентрация вируса на открытом воздухе невелика. И дома, если нет заболевших, маска не нужна. На работе тоже, по-хорошему, не должно быть большой опасности, если только рядом с вами не сидит больной человек, а все больные сейчас должны строго сидеть дома. Важнее всего, чтобы именно больные носили маски, потому что каждый чих — это сотни миллиардов вирусных частиц, которые в основном задерживаются тканью маски. Кстати, сейчас почему-то совсем забыли про многоразовые марлевые маски, которые использовались в старые времена. Их, в отличие от бумажных, можно стирать и использовать неоднократно. Может, это решило бы проблему. Что же касается оксалиновой мази и прочих препаратов, в их основе лежит антибиотик, он, может, обезвреживает бактерии, но никак не вирусы».