Синдром хронической усталости

Сложно поверить, но это правда. Авторами научной сенсации стала команда ученых из Государственного онкологического института, клиники Кливленда и исследовательского центра Whittemore Peterson, штат Невада. Почти у 98% из 300 обследованных с СХУ в крови был обнаружен вирус XMRV, который принадлежит к тому же семейству, что и возбудители СПИДа, лейкемии и рака простаты. До 2006 года считалось, что вирусом XMRV могут заразиться только животные.

Точно ли XMRV — виновник СХУ и как именно он попадает в организм, пока неясно. Нужны повторные и более масштабные эксперименты. Но иммунологи уже сейчас склоняются к мысли, что заражение происходит не воздушно-капельным путем, а в ходе интимных контактов, от матери к эмбриону, а также с переливаемой кровью.

Если честно, меня эта новость повергла в шок. Как большинство непосвященных, я привыкла считать пресловутую хроническую усталость («хтоническую», как однажды пошутила коллега) чем-то вроде сезонной депрессии или весеннего авитаминоза. На самом деле обманчиво нестрашное название не отражает и сотой доли того, что приходится переживать людям с этой болезнью.

Хроническая усталость и бессоница

Представьте себе, что у вас одновременно болят мышцы, ноют кости, саднит горло, замучили мигрень и бессонница (или, наоборот, спите по 12–14 часов в день и все равно встаете разбитым), вы постоянно слегка температурите и с трудом заставляете себя сконцентрироваться. А через пять минут несложной физической работы вас накрывает такая усталость, будто пришлось одолеть альпийскую вершину, и иногда буквально не хватает сил удержать в руке стакан воды. Так вот, пациенты с СХУ живут в таком состоянии не недели и даже не месяцы — долгие годы. Симптомы похожи на СПИД или рак, но лекарства от этой болезни пока нет.

«Если бы мне пришлось сегодня выбирать, чем заразиться, я бы выбрала ВИЧ, — признается Нэнси Клима, глава кафедры иммунологии в Университете Майами и директор Научно-исследовательского центра по проблемам ВИЧ/СПИД. — Мои пациенты с ВИЧ, в отличие от больных с СХУ, чувствуют себя и выглядят прекрасно благодаря лекарствам, которые появились в ходе трех десятилетий научной работы. А СХУ грантов на исследования практически не достается — значит, миллион человек в США просто выпадает из жизни». Мало того, больным СХУ, которых ВОЗ насчитывает 16 миллионов по всему миру, еще приходится отстаивать свое право на болезнь».

Об этом странном недуге мир впервые услышал в 1984 году, когда у 200 жителей американской деревушки Инклайн обнаружили признаки необъяснимой усталости (сюжет для X-files, кстати). Тогда медчиновники из эпидемиологической службы США окрестили больных истериками, а доктора Поля Чейни и других врачей, настаивавших на странном диагнозе СХУ, — шарлатанами. Прежде чем неповоротливую госмашину удалось перестроить, было сломано немало судеб и научных карьер. Больные СХУ не получали страховки и пособия по болезни. Самая известная жертва из научного сообщества — иммунолог Элейн Дефрейтас, которая в середине 1990-х поплатилась работой за то, что осмелилась предположить, будто СХУ имеет вирусную природу.

Ситуация начала меняться после публикации американской журналистки Хиллари Джонсон. Ее книга Osler’s Web (1996 год) о СХУ привлекла внимание к проблеме и помогла разоблачить чиновников, которые называли синдром выдумкой и самовольно перераспределяли выделенные на его исследование деньги. Новость о связи СХУ с вирусом XMRV Джонсон восприняла как личную победу: «Наша война во Вьетнаме окончена. Наш Гуантанамо закрыт», — написала она в своем блоге.

У них, может быть, и закончена, а в России все только начинается. «Нет такой болезни в отечественном медицинском реестре МКБ-10, — объявил мне Андрей Шульженко, завотделением аллергологии и иммунотерапии Института иммунологии ФМБА России. — Сначала надо четко сформулировать, что это такое, а потом искать лекарство. А в коммерческих клиниках каждому второму ставят этот диагноз, потому что прибыльно».

Можете себе представить, как при таком подходе у нас СХУ «лечат»? Я расскажу. Боли в мышцах и суставах? Извольте отведать анальгетиков. Бессонница? Транквилизаторы. Усталость, депрессия, проблемы с концентрацией? Пейте антидепрессанты. Ослабленный иммунитет (при СХУ в организме активизируются самые разные инфекции)? Вот вам иммуностимуляторы.

Моя коллега Наталья Н., которой столичные медики поставили диагноз «синдром хронической усталости», несколько лет ходила по врачам в поисках причины и средства от этой болезни: «Я долго искала вирусную природу своих недугов. Но ни один врач ни разу не нашел и не выделил вируса, который мог быть повинен в моем состоянии. Мне говорили, мол, иммунитет на нуле, но лечить предлагали не его, а депрессию, которой, как потом оказалось, у меня никогда не было…»

Всерьез заниматься этой проблемой в нашей стране берутся немногие. Первая и самая известная российская исследовательница — профессор Нелли Арцимович. Она сформулировала симптомы СХУ, разработала ряд экспериментальных лекарств и методов (в том числе иммуностимуляторы адамантаны, которые раньше использовались как спортивный допинг). Специалисты, не понаслышке знакомые с СХУ, сегодня ведут прием в Государственном научном центре — Институте иммунологии МЗ РФ, Клинике неврозов в Москве и в поликлинике №2 РАН.

Напоследок вот вам психологический портрет человека, у которого больше шансов попасть в лапы к СХУ, по версии профессора Арцимович: «Женщины болеют чаще, чем мужчины, а молодые (в том числе дети) — чаще, чем пожилые. Болезнь обычно возникает у трудоголиков, очень энергичных, честолюбивых, ответственных, но при этом с ранимой нервной системой. Им хочется чувствовать себя лучше всех окружающих, свернуть горы, осуществить невыполнимое. У них завышена планка собственных возможностей. Такие люди стремятся выполнить все, что им поручили, и даже больше того». Звучит пугающе знакомо, не правда ли?