Виды йогов: «вата», «питта», «капха»

В основе этой классификации — аюрведические знания о различных типах конституции людей. «Согласно данной науке, тело человека состоит из трех субстанций — ваты, питты и капхи, — говорит Светлана Селихова, преподаватель хатха-йоги студии “Воздух”. — Вата в данном случае — это воздух и эфир, питта — огонь (желчь, поэтому иногда ее называют “пищеварительный огонь”), капха — это вода и слизь». От сочетания этих субстанций (или дош) зависит наша пракрити (изначальная конституция) и викрити (конституция в данный конкретный момент жизни). Точно определить свое соотношение дош можно у аюрведического врача или с помощью тестов (например,этого).  Типология занимающихся по дошам помогает подобрать режим практики, опираясь на собственную конституцию и особенности организма.

* Вата. «Людям с преобладанием этой доши рекомендуется умеренная, не слишком интенсивная практика, без перенапряжения, — рассказывает Светлана Селихова. — Так как для них особенно характерны проблемы с суставами, очень важна суставная разминка. Для подвижной ваты важно найти баланс и научиться обуздывать свой ветреный нрав, для чего идеально подойдут статические виды йоги. Очень важен блок релаксационных практик, таких как шавасана и йога-нидра. Также хорошо подойдут все дыхательный техники, в том числе пранавьямы и пранаямы».

* Питта. Люди этого типа, как правило, отличаются большей выносливостью, чем вата. «Соответственно, им подходят более интенсивные динамичные практики. Однако питте стоит быть аккуратнее, есть риск перестараться и довести себя до переутомления. Что, конечно, на пользу не пойдет. Дыхательные практики и релаксационные техники помогут таким людям сбалансироваться», — комментирует Светлана Селихова.

* Капха. «Людей этого типа считают самыми выносливыми и в то же время самыми “заземленными”, — говорит Светлана Селихова. — У них нередко есть склонность к набору веса, причем довольно быстрому. Капха-тип достаточно инертен, однако таким людям рекомендуется много практиковать. Для них отлично подходят самые интенсивные виды йоги, такие как аштанга-виньяса».

Впрочем, не стоит забывать о своих индивидуальных особенностях и противопоказаниях. Не стесняться говорить об этом преподавателю для корректировки практики. «Все вышеприведенные рекомендации имеют общий характер. И это вовсе не значит, что что-то нужно из практики убирать совсем, важно ориентироваться на собственное самочувствие и заниматься регулярно», — добавляет Светлана Селихова.

Виды йогов: «физкультурники», «терапевтические», «здравые», «шизотерики», «теоретики», «просветленные»

Эта концепция основывается на наблюдениях преподавателей и носит весьма условный характер. «К занятиям йогой каждый приходит по собственным причинам и со своими целями. Но некие общие черты в практике, схожая мотивация позволяют выделить несколько типов учеников», — говорит Ярослав Авдиев, преподаватель инструкторских курсов школы-студии YogaMind.

* «Физкультурники». «Во всех группах есть ученики, для которых йога — это хороший способ поддерживать себя в форме, — комментирует Ярослав Авдиев. — У них нет проблем со здоровьем, и занятия для них — это тренировка, их интересует исключительно физический аспект практики». Им нравятся интенсивные виды йоги, они могут посещать по два класса подряд.

* «Терапевтические». «В эту категорию можно отнести тех, кто приходят в класс йоги, в первую очередь, за здоровьем», — отмечает Ярослав Авдиев. При этом нет большой разницы, есть ли у человека конкретный запрос (скажем, боль в спине) или желание в целом улучшить самочувствие. И не всегда, кстати, такие ученики выбирают только йогатерапию — их можно встретить в обычных классах хатха-йоги, бикрам-йоги и т.д.

* «Здравые». «Это категория учеников, которые понимают, что нужно развивать не только тело, но и ум, — поясняет Ярослав Авдиев. — Они приходят на занятие (возможно, из числа “физкультурников” или “терапевтических”), но при этом учат и какую-то “матчасть”: например, посмотрели видео по йогатерапии, прочитали какой-то текст, задают какой-то вопрос. То есть йога у них не только в зале, но и где-то еще, она им по-настоящему интересна. Этот интерес быстро отражается на качестве практики, на выполнении асан». 

* «Теоретики». Эти ученики, по мнению наших экспертов, во многом похожи на предыдущую категорию. «Разница лишь в том, что они несколько основательнее “здравых” (прежде чем приступить к практике, они досконально изучают теорию). Поэтому у них есть небольшой перекос: они больше думают, чем, собственно, занимаются», — дополняет Ярослав Авдиев.

* «Шизотерики». «С ними на уроках нужно обязательно мантры попеть и про чакры побеседовать, — говорит наш эксперт. — В этом нет ничего плохо. Такая категория учеников вырастает из тех, кто понимает, что ему нужна какая-то духовность в жизни. И йога для них — это как бы и гимнастика, но при этом она закрывает у них потребность в духовности, которую они пока не готовы раскрыть в себе по-настоящему. Они чувствуют в себе сопричастность к чему-то большему через йогу».

* «Просветленные». Этих практикующих от остальных типов отличает интерес именно к духовной стороне йоги. «Замечательно, когда человек занимается духовным развитием. Но печально, если образ “просветленного” человек просто отыгрывает. К таким я отношусь с осторожностью, потому что с виду они благостные, уравновешенные, но малейшее сближение — и начинает искрить. У них оказывается масса самых разных проблем», — замечает Ярослав Авдиев.

Конечно, со временем практикующие меняются, у них появляются иные, новые цели и мотивация. «Часто бывает, что человек приходит в класс йоги за физическим развитием — растяжкой, гибкостью, мышечным тонусом — а постепенно переходит к тому, чтобы развиваться и духовно», — подытоживает Ярослав Авдиев.

«Главное, к чему, на мой взгляд, стоит стремиться каждому практикующему — это постоянная, постепенная, последовательная и осознанная практика. Такая практика, в которой есть место и силе, и расслаблению, и динамике, и статике, — говорит Светлана Селихова. — Разжечь внутренний огонь, дать ему гореть долго, ровно, не затухая и не обжигая, — как раз этому и учит йога». А уж к какому «типу» относится каждый из нас и какой тропой к такой практике придет — не столь принципиально.