«Дога — это совместная физическая нагрузка, вернее, пластическая гимнастика для собаки и хозяина, в которой используются элементы массажа и растяжки»,— рассказывает Михаил Ингерман. Своеобразной интерпретацией йоги он заинтересовался, случайно обнаружив в интернете фотографии упражнений для четвероногих питомцев и их владельцев от изобретательницы метода Бренды Брайн. «У меня жена — ветеринар с более чем тридцатилетним стажем, и она сразу сказала, что это стоящая штука и надо обязательно попробовать».

У самого Ингермана тоже тридцатилетний стаж работы, правда, не в ветеринарии, а в области оздоровительной физкультуры. До того как переключиться на животных, он занимался тем, что обучал неопытных мам азам детского массажа. Мамы, по его воспоминаниям, первое время ужасно трусили, отчего малыши, которым, как известно, передается эмоциональное состояние родителей, орали благим матом и ни в какую не хотели лежать спокойно. Как только за них брался Ингерман, дело шло на лад. «С собакой то же самое,— считает Михаил.— То есть, если я беру ее на руки, она и растягивается, и что угодно делает; а у хозяина, у которого руки от страха трясутся, естественно, зажимается и лает».

На курсах в «Волшебной норе» учат не йоге, как можно было бы подумать, а ветеринарным хитростям, например в какую сторону у собак гнутся ноги и на какие рефлекторные точки можно нажимать. «Дога — это не йога,— предупреждает Ингерман.— Упражнений, имеющих практическую пользу и для хозяина и для его питомца, мало: тут уж либо человек, выполняя асаны, использует собаку как своего рода живой тренажер, либо животное получает максимум удовольствия от того, что его непрерывно поглаживают, растягивают конечности и прочее». По словам Михаила, последнее нравится без исключения всем псам. Например, стокилограммовый Балу с готовностью служит опорой для хозяина, пока тот практикует хатха-йогу, терпеливо ожидая в конце сеанса массаж задних лап.