Человек скользит, стоя на доске, по поверхности воды под воздействием силы тяги, развиваемой воздушным змеем, то есть кайтом, который одновременно напоминает и крыло самолета, и парашют. Управляется он четырьмя стропами (длинными и крепкими веревками), которые одним концом крепятся к самому кайту, другим — к бару (планке, за которую держится спортсмен). Экипировку выбирают, как одежду, по размерам. Величина кайта зависит от силы ветра и веса человека: чем сильнее ветер и ниже вес, тем меньше кайт. Расчет примерно такой: при ветре 5–6 м/сек человек весом 75–80 кг должен взять кайт с размахом крыла не менее 12 кв. м. С досками дело обстоит проще. Их два типа: большая (directional) и маленькая (twin tip). Первая более устойчивая и, что следует из названия, скользит по воде только в одном направлении, как обычная доска для серфинга или виндсерфинга. Twin tip — юркая и очень компактная доска, напоминающая сноуборд. Обычно ее берут либо спортсмены, осваивающие сложные акробатические трюки (например, сальто, заимствованные у сноубордистов и скейтеров), либо девушки, чья комплекция не позволяет управлять большой доской.

Обучение начинается с уроков на суше. Первым делом будущий кайтер, стоя на берегу, пытается найти общий язык с воздушным змеем. Все просто: хочешь повернуть налево, вытягиваешь вперед правую руку, а левую притягиваешь к телу, хочешь направо — все наоборот. Движения должны напоминать технику ударов в боксе. Но, как говорит Олег Остриков (Монстр), создатель первой российской серф-станции в Египте и первой серф-школы в Петербурге, «когда человек впервые выходит на воду, у него напрочь отшибает память, и он начинает крутить стропами, как рулем».

Выбившийся из-под контроля змей может сначала взмыть высоко в воздух, а потом рухнуть, размазав спортсмена по воде. «Летальных случаев в кайтинге в несколько раз больше, чем в любом другом водном виде спорта»,— предупреждает Монстр. Именно поэтому тренироваться нужно обязательно в присутствии инструктора и подальше от общественных пляжей. Тренер также объясняет важные нюансы, например, зачем кайтеру нож (чтобы, если змей вдруг перестал слушаться, обрезать стропы) и что такое «ветровое окно» (пространство, в котором парит кайт, условно делят по типу циферблата на шесть часов — с девяти часов утра до трех дня).

Справедливости ради нужно добавить, что при благоприятном стечении обстоятельств научиться кайтсерфингу можно за несколько часов (для сравнения: в серфинге обучающий курс может длиться несколько месяцев). «Кайтинг и виндсерфинг то же, что горные лыжи и сноуборд,— добавляет Олег Остриков.— Лыжи — это классика, на них можно полжизни кататься, да так и не научиться». На памяти Монстра, людей, клюнувших в свое время на простоту кайтинга, довольно много. Он тренировал политика Бориса Немцова, губернатора Тверской области Дмитрия Зеленина и братьев-боксеров Виталия и Владимира Кличко. Многие из них, попробовав кайт, перешли на виндсерфинг.

СТЕПАН МИХАЛКОВ  ресторатор

Кайтинг — молодой и динамично развивающийся вид спорта. Первопроходцами считаются братья Бруно и Доминик Лежаню, которые в 1984 году впервые попробовали прикрепить к серфовой доске маленький парашют. До недавнего времени занятия кайтингом требовали особых погодных условий — сильного ровного ветра при полном отсутствии волн. Последние годы активно развивается «хождение по волнам», что-то вроде серфинга с парашютом, для которого нужны и ветер и волны. Возникновению этого стиля катания способствовали все те же Лежаню: в начале 2000-х они усовершенствовали свой кайт, создав систему Bow. Боу-кайты более мобильны и послушны, однако для того чтобы выходить на них в море, нужно быть профессионалом.

Мест, пригодных для занятия кайтингом, не так уж и много. Генеральный штаб — Hawaii Kiteboarding Association (в России ее роль играют федерации виндсерфинга и кайтсерфинга) базируется, естественно, на Гавайях. Хорошие кайт-школы есть в Хургаде (Египет), Ульцине (Черногория), Муи-Не (Вьетнам), на Родосе (Греция) и в Анапе (Россия). В Черногории ветрено с середины июля, в Египте — с сентября по октябрь, во Вьетнаме — с декабря по март. В Москве и Петербурге работают несколько десятков серф-станций, большинство которых парадоксальным образом работают и зимой, и летом. Дело в том, что русские кайтеры (как, впрочем, и финские, норвежские, шведские etc) стараются продлить удовольствие, переставляя в холодное время года змеев с серфов на сноуборды (это называется сноукайтинг) или скейтборды (кайтскейтинг). Но это уже другая история.