До начала занятия пять минут. «Двигайте коврики поближе, — говорит Юля, обводя взглядом зал. — Вы что, меня боитесь?» «Мы вас раньше только по телевизору видели», — отвечает одна из участниц, но коврик послушно пододвигает. «А вот мне ваши лица знакомы, — удивляется Юля. — Допустим, с Оксаной мы только что были в фитнес-туре на Шри-Ланке, кого-то я помню с прошлого семинара, а откуда же я знаю остальных?» «Так вы ж из телевизора на нас смотрите, с той стороны», — ободряются поклонники «Гибкой силы».

«Вам, наверное, интересна программа семинара, — продолжает Юля. — Я пока не знаю, чем мы будем заниматься, все зависит от ваших желаний. Мы вместе поймем это в процессе. Мне хотелось бы сегодня попробовать новую динамическую медитацию, но надо к ней хорошенько подготовиться».

Повторяя за Юлей упражнения «Гибкой силы», я понимаю, что не очень готова к такой нагрузке. С завистью слежу за остальными участниками, явно более опытными и более выносливыми. «Дыши, дыши, — вдруг раздается рядом голос Юли. — Ты же совсем не дышишь, а это важнее всего — сделать дыхание ровным и непрерывным». Я делаю глоток воздуха и понимаю, что действительно иногда забываю дышать. Начинаю за этим следить, и становится легче.

Однако ноги все равно предательски дрожат, лицо раскраснелось, и очень трудно, стоя в позе собаки мордой вниз, ощущать себя легкой и воздушной, как велит Юля. Расхаживая по залу, она поддерживает в нас боевой дух: «Куда внимание, туда и энергия!» Постепенно я начинаю получать удовольствие от удерживания некоторых асан: мышцы растягиваются, позвоночник выпрямляется, равновесие дается легче.

«А теперь поза гусеницы! — объявляет Юля. — Ползем, ползем! Вперед-назад! Не надо оценивать себя со стороны. Вы сами когда-то были этой гусеницей. Думаете, сразу повезло родиться человеком?» Когда же мы наконец принимаем вертикальное положение, более достойное homo sapiens, наступает время дыхательной тренировки. Два раза присесть на вдохе, два раза на выдохе. То же самое с отжиманиями. Когда упражнение заканчивается, кто-то с облегчением произносит: «Как же хорошо дышать!»

Однако на этом работа с дыханием не прекращается — впереди динамическая медитация. Мы десять минут быстро дышим носом, старательно раздувая ноздри и с силой выталкивая воздух наружу. Дальше по плану — дикое, социально неодобряемое поведение. Нужно кричать, топать ногами, размахивать руками и смеяться. Смеяться оказывается сложнее всего. Когда мы переходим к третьей части медитации, прыжкам с поднятыми руками, Юля констатирует: «Это посмешнее будет, да?»

Прыгать довольно быстро становится невыносимо тяжело. Потом во время беседы Юля скажет, что таким образом ум отдает телу приказы остановиться и помешать нам получить над ним (умом) контроль. «Вы должны понимать, что вы — это не ваше тело и даже не ваш разум. Кто же тогда? Задавайте этот вопрос как можно чаще, и ответ придет».

После прыжков нужно десять минут стоять неподвижно. Я закрываю глаза и почему-то представляю себе, что я в степи. Астраханской степи, где я побывала прошлым летом на съемках одного фильма. Почти сразу же меня начинает тошнить. С разрешения Юли остаток времени я провожу сидя на коврике. И меня осеняет: тогда в Астрахани я очень сильно отравилась и меня действительно тошнило. В этой самой степи. На руках у директора картины. На какие игры, оказывается, способен разум, если его расшевелить! Или это уже не он?

«Во время практики застывших форм ваш мозг меняется на химическом уровне, — объясняет Юля. — Поэтому не исключены самые жуткие ощущения». Финал медитации — спонтанный танец и мантра. Кстати, на русском языке. Так понятнее.

Во время беседы после занятия Юлю засыпали вопросами о нюансах состояния во время медитации. «Наблюдайте за собой, — посоветовала Юля. — Почему вы не можете смеяться и кричать? Что вам мешает? Ум. Медитация — способ его отключить и стать хозяином. Ваша цель — сделать так, чтобы хозяин всегда был дома».