Честно признаюсь, мне не очень хотелось ехать. Я не занимаюсь ни йогой, ни ушу, к тому же у меня нет автомобиля, а это значит, нужно сначала трястись в электричке до Пушкино, а дальше на собаках до отеля «Фиеста-парк». Эти невеселые мысли крутились у меня в голове, пока я с завистью наблюдала, как коллеги разъезжаются по домам, клубам и ресторанам.

Однако дорога оказалась не такой страшной. Экспресс-электричка за полчаса довезла меня до Пушкино, оттуда еще несколько минут на такси до «Фиеста-парка». Отель произвел впечатление резиденции Санта-Клауса — заснеженные бревенчатые домики, подсвеченные фонарями. В Москве на момент отъезда земля лишь местами припорошена снегом, а здесь — настоящие сугробы. Кто-то из постояльцев даже слепил снеговика. Уютная обстановка ослабила мой скепсис, а после плотного вегетарианского ужина настроение мое заметно улучшилось. Оказалось, я рано утратила бдительность: «Разбужу в 4.30, — сказал мне после ужина Леша. — На садхану со мной пойдешь».

На следующее утро в пять часов в спортзале, похожем на салон огромного аэробуса, Меркулова встречали тридцать с лишним человек — к йогам присоединились и ребята из группы ушу. В традиции кундалини садхана открыта для всех, и преподавать ее за деньги — большой грех. Садхана — это духовная практика, в нашем случае также включающая и физические упражнения.

Исполнив хором приветственную мантру «Сат нам», мы расселись на ковриках. Многие, и я в том числе, клевали носом, а один парень (как позднее выяснилось, директор кейтерингового агентства) даже принес из номера подушку с пледом. Однако уже через несколько минут стало ясно: спать Меркулов никому не даст. 40 минут мы, пыхтя и постанывая, выполняли мощнейший комплекс на все группы мышц. На классические асаны эти упражнения были не похожи, скорее, на базовые движения из пилатеса. «Ничего себе кундалини! — думала я. — Какой-то интервальный тренинг, а не духовная практика». Сам Меркулов тренировался наравне со всеми. На садхане учитель не корчит из себя гуру и делает то же, что и ученики.

Сразу после Меркулова — уличная тренировка с Рогачевым. «Стройся!» — зычным голосом командовал Стас, и мы бегали паровозиком по парковым тропинкам, крутили в разные стороны головой, махали руками, тянулись ладонями к пальцам ног. Упражнения интенсивные, без скидок на возраст: и 20-летние, и 60-летние занимались по одинаковой схеме. Это основное ноу-хау Стаса, и именно это нравится его ученикам, которым мало щадящих нагрузок «50+», и ради очной встречи с любимым инструктором некоторые приехали аж из Казани и Самары. При этом у людей старшего возраста получалось лучше, чем у молодежи. «Возраст в ушу ничего не значит, — объясняет Стас. — Главное — понять, что мышцы тянутся не потому, что они эластичные, а потому, что силой ума ты заставляешь их тебя слушаться».

Следующий пункт программы — лекция Меркулова. Леша, как настоящий гуру, рассказывал буквально обо всем: где в Москве продаются качественные морские водоросли для мисо-супа, какие мантры петь по вечерам, какие трусы носить на занятии, как аккумулировать сексуальную энергию и как кормить грудных детей, где будет следующий кундалини-фест, чем вредны ведические сладости. «У моего друга проблемы с наркотиками — можно как-то помочь?» — спрашивает молодой человек в майке с Симпсоном. «Пишите телефон Якова Маршака — он знает, что делать», — и Меркулов вслух зачитывает номер мобильного известного нарколога.

Мы дружим с Лешей уже больше двух лет, но на его уроках я до этого не была ни разу. И, честно сказать, побаивалась, что уик-энд будет похож на собрание Общества сознания Кришны. Опасения оказались напрасными. Атмосфера была расслабленная настолько, что казалось, я просто сижу в гостях у друзей. Люди вокруг, я уверена, чувствовали то же самое. Никто не пытался держать спину прямо, многие просто лежали на животах, подперев голову руками (парень с подушкой, кажется, вообще спал). То, что говорил Меркулов, было близко и понятно даже мне, никак не вовлеченной ни в вегетарианство, ни в йогу. Двухчасовая лекция растянулась на весь день — мы проговорили до самого ужина. И нехотя расходились по номерам, чтобы снова собраться в спортзале в пять утра.

У Стаса немного другой подход: меньше слов — больше дела. Тренировки настоящие шаолиньские: многократные повторения и доведение движений до автоматизма, жесткие упражнения на растяжку, во время которых одна девушка натурально прослезилась от боли. «Терпите, — командовал Стас. — Старайтесь не думать о том, как вам тяжело, и все получится». Большая часть тренировок проходила как бы в воображаемом мире. «Вообразите, что держите в руках тяжелый шар, — объяснял Стас, — и перекатывайте его из руки в руку». По его словам, настоящие бойцы Шаолиня тренируются, держа в руках каменные шары весом под 20 кг. В завершение тренировки — медитация на внутренние органы. «Ваша печень ярко-желтого цвета, — объяснял Стас. — Улыбнитесь печени!»

Фитнес-выходные закончились поздно вечером в воскресенье. Мы раздали участникам сертификаты, обменялись телефонами и договорились снова встретиться здесь в январе. Лица у всех были уставшие, но абсолютно счастливые. Для меня такой способ провести выходные был откровением. Вдали от семьи и друзей, без капли спиртного и сигарет, без сна до обеда и ленивого валяния перед телевизором. Я не стала ни йогом, ни шаолиньским монахом. Но я счастлива, что приехала в «Фиеста-парк». Потому что не нужно быть фанатом, чтобы получить удовольствие от занятий и отдохнуть в отличной компании.