К концу йога-тура я стал высыпаться за семь часов и вставать к утреннему занятию, то есть в половине шестого, без будильника. «Добро пожаловать в страну йогов, — говорит Маша. — Когда практикуешь, постепенно спать хочется все меньше. Я в период интенсивной практики высыпаюсь часа за четыре, в остальное время — за пять-шесть часов».

Так моя любимая отговорка «нет времени на йогу» обнаружила полную несостоятельность. Даже если каждый день заниматься по два часа, в итоге остаешься в плюсе, потому что на сон надо вдвое меньше времени, чем обычно.

Если верить Маше, практикуя те или иные упражнения, можно преуспеть в бизнесе, учебе и даже семейных отношениях. Так, например, три минуты в день в этой позе укрепляют уверенность в себе:

«Некоторые мои ученики говорят, что после этого упражнения они двери ногой вышибают», — рассказывает Маша.

В последние дни каждое занятие заканчивалось парными упражнениями, которые следует практиковать не больше трех минут и в идеале со своей второй половиной — уж слишком они сближают. Вот, к примеру, поза треугольника, больше известная как поза собаки мордой вниз.

Встать в нее, соприкасаясь пятками, имеет смысл в разгар ссоры. Постойте так, глядя друг другу в глаза, и конфликт будет исчерпан за пять-шесть минут без лишних слов.

Другое парное упражнение способствует укреплению уверенности друг в друге и чувства локтя.

Впрочем, вовсе не обязательно делать парные крии с близким человеком. Как показали наши занятия, даже едва знакомые люди могут обмениваться энергией с удовольствием.

Главное внепрограммное событие ждало нас в предпоследний день. Мы отправились на край Индии — Каньякумари, крайнюю точку материка, где сходятся Бенгальский залив, Аравийское море и Индийский океан. По дороге мы заезжали во дворец XVI века, где благодаря уникальной системе вентиляции было прохладно круглый год без всяких кондиционеров. Здесь когда-то прятали местных принцесс до их замужества так, чтобы они всегда могли видеть свой народ, а народ их никогда.

На мысе Каньякумари много тысяч лет назад ждала своего суженого Шиву богиня-девственница Канья, но из-за козней собратьев-богов Шива эту встречу проспал. Согласно индуистской мифологии пожениться им было суждено через одну реинкарнацию, когда она уже была не девственницей Каньей, а Парвати, дочерью владыки гор. В честь Каньи на острове, в сотне метров от берега, стоит храм, где под стеклом хранится выпуклый отпечаток ее ступни. Говорят, нерукотворный.

А в XIX веке на этом же острове трое суток медитировал мудрец Вивекананда. В его честь в 70-е здесь возвели другой храм, повыше, со специальной комнатой для медитаций. В ее полумраке, под монотонное «о-о-ом-м-м» у вас нет шансов не впасть в транс, даже если вы не знаете, что это такое.

А на соседнем острове стоит колоссальная статуя поэта и философа Тируваллувара.

На обратном пути мы заехали в древний храм Шивы — тот самый, где бог проспал свою встречу с Каньей.

Именно храм, хотя мы посетили его в предпоследний день, можно назвать логическим завершением ретрита. Аккурат на утреннем занятии перед поездкой мы открыли седьмую чакру, которая отвечает за связь с космосом и богом. А вечером того же дня у нас состоялась очная ставка со всеми местными богами — Шивой, его сыном Ганешей, шестиметровым богом-обезьяной Хануманом и десятком других — в таинственных темных нишах. «Ради этого стоило ехать в Индию», — сказала мне потом Маша. Я не возьмусь выбрать, ради чего именно стоило ехать в этот тур. По-моему, ради всего.