Вообще говоря, лонгбординг — это классический серфинг, который придумали сотни лет назад жители Гавайских островов. Доски длиной от двух с половиной до трех метров (в отдельных случаях — до четырех) крайне устойчивы — древним гавайцам они буквально заменяли лодки. В наши дни лонгборды чаще используют новички: чтобы упасть с доски 1 х 3 м, нужно очень постараться. Опытные же серферы бороздят на них невысокие волны, стоя на самом мысу.

До того как увлечься хождением по волнам, швед Томас Мейерхоффер учился в St. Martin College of Art в Лондоне. Потом работал ведущим дизайнером в компании Apple и создал eMate — первый макинтошевский лэптоп, прототип всех современных MacBook. Позднее конструировал сноубордические крепления в фирме Flow и паруса для в NeilPryde. Попутно разработал дизайн первого в мире софт-компьютера Chumby в кофре из мягкой кожи, названного журналом Wired одним из лучших гаджетов 2008 года, и изготовил для итальянской мебельной фабрики Cappellini стул Saddle, внешне напоминающий трон. А с прошлого года целиком и полностью посвятил себя серфингу.

Свои лонгборды Мейерхоффер строгал в гараже, упорно добиваясь желаемого результата: хотел создать в первую очередь красивую доску, которая к тому же была бы более устойчивой и легкой в управлении, чем ее предшественницы. В результате к концу лета 2009-го был готов пробный экземпляр. Доска с острым хвостом, формой напоминающая песочные часы, произвела фурор. Но реакция серферов была неоднозначной. «Я, возможно, не лучший серфингист на планете, — оставил комментарий на сайте компании австралиец Майкл Парсонс. — Но раньше я не мог продержаться на доске и нескольких минут, а на Meyerhoffer чувствовал себя очень уверенно». А вот что на это ответил российский серфер Сева Шульгин: «Я ошеломлен! Подобного не видел нигде и никогда. Но, судя по форме, серфить на таких досках вряд ли возможно. Они скорее не для катания, а для привлечения внимания». У самого Томаса Мейерхоффера серферский стаж с гулькин нос, поэтому, опережая вопросы о возможных недочетах, он оговаривается: «Я дизайнер, а не шейпер (умелец, изготовляющий доски для серфинга и испытывающий их на себе. — Ред.) Лонгборды свои считаю в первую очередь экспериментальными скульптурами и страшно удивился, что на них вообще оказалось возможным кататься».

Лично для меня как человека, сильно увлеченного самой идеей серфинга, новость о любой революционной инновации вызывает кучу вопросов. Во-первых, зачем человеку, полжизни проектирующему дизайн ноутбуков, лезть в дебри серферской науки? Во-вторых, имеет ли смысл делать огромные лонгборды, придуманные для неспешного катания, более быстрыми и маневренными? И, в-третьих, стоит ли превращать спортивное оборудование в фетиш, раскрашивая его в яркие цвета, отчего оно невольно вызывает ассоциацию с пестрым яблочком Apple? Ответить на все эти вопросы я, правда, смогу только весной, когда доски Modern Meyerhoffer начнут продаваться в Европе. Покупать их через в Австралии или Соединенных Штатах довольно накладно.