Моя подруга Майя колотила об пол посуду, чтобы мужчина, с которым она жила, не шел встречаться с друзьями. Алкоголики? Наркоманы? Нет, обычные парни. Просто ей казалось, цитирую, «...что меня на что-то меняют». Ну и возможно, ей давно хотелось новые тарелки. Купили ли они тогда новую посуду, я так и не знаю. Может, стали есть из  пластиковой? Тем более что способ Майи добиться желаемого работал, и она продолжала устраивать грандиозные домашние концерты без скрипки, но с тарелками.  

Мой близкий друг завел со своей девушкой один график встреч на двоих. Каждый из них в любой момент мог посмотреть в общем онлайн-ежедневнике, чем занят или только планирует другой. Он не мог поставить ее перед фактом «Я хочу увидеться с Васей сегодня после семи». Ему нужно было обязательно спросить, не против ли она, даже если в злосчастном ежедневнике дата и время потенциальной встречи были не заняты. С другой формулировкой ему попадало (возможно, даже чем-то тяжелым). Он научился использовать правильные слова. Может, потому, что плохо получалось ловить вещи на лету?

Мой бывший мужчина в какой-то момент полюбил заглядывать в мою почту, пробегать взглядом по моим эсэмэскам. Он выхватывал из моих рук телефон или брал его без спроса, отодвигал меня от компьютера, чтобы иметь возможность прочесть мою переписку в соцсетях. Уговоры и взывания к совести не действовали. Я, кстати, в ответ на его действия начала читать его эсэмэски. Пыталась показать ему, как это неприятно, но не преуспела в своей демонстрации. Зато чуть было не превратилась в контрол-фрика. Я быстро схватила себя за руку. В конечном итоге ориентироваться на худшее поведение — занятие не очень-то полезное. Ну и еще, признаюсь, это было не самое увлекательное чтение в моей жизни.

И так в каждой энной паре. Он контролирует её. Она контролирует его. Их контролирует оно, какое-то странное чувство. Мне хочется спросить (как в метро во время часа пик или в глухой пробке в пятницу вечером): «Кто все эти люди?! Почему вас так много и что вы здесь делаете?». Но давайте признаем, ответ практически очевиден. Можно даже в детали каждой конкретной ситуации не вникать, чтобы понять — все эти люди не очень-то счастливы. Их много. У них нездоровые отношения, которые ведут в никуда (это в лучшем случае).

Контрол-фриком называют человека, который пытается разными способами «ломать через колено» другого взрослого человека, чтобы получить тотальный контроль над ним самим и их отношениями. Итог личной жизни контрол-фриков чаще всего предсказуем — одиночество. Потому что рано или поздно все это кому-то надоест.

Моя подруга рассталась со своим мужчиной. Мой близкий друг разошелся со своей девушкой. А я прекратила всякое общение с человеком, который до последнего пытался держать меня под контролем. Майя говорит, что это все от неуверенности в себе. Из детства, как это часто бывает. Истерика, битая посуда, он никуда не пошел, и она видит «да, я ему важна, я номер один». Неприятное ощущение неуверенности в себе компенсируется властью, которую получает человек-контроль. Чем больше тебе подчиняются, тем больше хочется подчинять. Ты перестаешь уважать его, себя, но опьяняющее чувство победы маскирует истинную ситуацию, и конца этому не видно…

Основная сложность в том, что контрол-фрики — это не обязательно плохие люди, иногда совсем наоборот. Их очень много, и среди них, увы, есть пара моих близких. Добрые ли, злые ли, хорошие, плохие ли, их объединяет одно — у них у всех проблемы в отношениях… с самими собой. К счастью, при желании их можно решить. Ну или купить больше посуды.