Период зарождения социальной психологии приходится на конец XIX — начало XX века. В числе тех, кто многое сделал для ее развития, французский социолог и криминалист Габриэль Тард (Gabriel Tarde), его соотечественник психолог Густав Ле Бон (Gustave Le Bon), американский психолог Курт Левин (Kurt Lewin).

Ключевой предмет изучения социальной психологии — влияние социума на индивида. Встречаемся ли мы с кем-то, читаем ли статью в газете, узнаем ли какие-то слухи — мы подвергаемся влиянию. Что и как влияет на наше поведение, психологи выясняют с помощью наблюдения, опросов, тестов и экспериментов (моделирование ситуации).

Инсценировка реальности порой дает удивительные подтверждения гипотезам и теориям. Так, однажды прогуливавшийся в парке психолог Норманн Триплет заметил, что велосипедисты едут быстрее, если в парке есть люди, и значительно снижают скорость, если никого нет. Это положило начало серии экспериментов, в которых испытуемые занимались разными делами то наедине с собой, то в присутствии «зрителей». Так родился вывод о том, что с механической работой человек справляется лучше, если на него смотрят, а с той, что требует творческих и интеллектуальных затрат, — без свидетелей. (Данную информацию работодатели теперь используют с вполне конкретной целью — улучшить производительность.) Это пример созидательного влияния общества на человека.

Но имеются, конечно, примеры влияния со знаком минус. В документальном фильме кинорежиссера Феликса Соболева «Я и другие» (1971 год), который полностью состоит из психологических экспериментов, есть эпизод: двум группам студентов предлагается дать характеристику человеку на фотографии. Первой группе говорят, что на фото — опасный преступник, второй — что известный ученый. В итоге первая группа увидела в человеке жестокость и беспощадность, а вторая — доброту, мягкость и чувство юмора. Этот опыт показал, как, умышленно создавая предубеждение, можно манипулировать восприятием. Шестью годами позже, в 1977-м, подобный эксперимент провели американские психологи Майрон Ротбарт (Myron Rothbart) и Памела Бирелл (Pamela Birell) со студентами Орегонского университета (University of Oregon). Результат был тот же, что и в фильме у Соболева.

Изучая влияние со всех сторон, ученые не могли не затронуть аспекта подчинения и властвования. В 1960-х годах вопрос, почему немецкие граждане так покорно несли свою жуткую службу в гитлеровских концлагерях, сподвиг профессора Йельского университета (Yale University) Стэнли Милгрэма (Stanley Milgram) на серию экспериментов. Перед тем как искать ответ в Германии, решено было «потренироваться» на свободных гражданах Соединенных Штатов. Но после нескольких «домашних» опытов Милгрэм обнаружил столько шокирующего повиновения, что в путешествии уже не было нужды.

Участникам эксперимента было сказано, что объект изучения — влияние боли на память. Испытуемого уполномочили наказывать током ученика (актера), если тот неправильно воспроизводил слова из списка, который должен был выучить наизусть. При каждой новой ошибке надо было увеличивать напряжение с 45 В до 450 В. Несмотря на болезненные возгласы ученика и даже недвусмысленные мольбы прекратить опыт, лишь единицы испытуемых шли наперекор экспериментатору. Большинство доходило до конца шкалы, стоило только руководителю объявить, что всю ответственность он берет на себя и надо продолжать.

Этих материалов хватило на статью «Подчинение: исследование поведения», книгу «Подчинение авторитету: экспериментальный взгляд» и документальный фильм. Позже «сценарий» Милгрэма повторили в странах Европы, и в Германии в том числе, — итоги мало чем отличались от американских.

Социальная психология обнаружила, что готовность подчиняться соседствует в человеке с готовностью быть невероятно жестоким. Самый яркий пример — знаменитый американского социального психолога Филиппа Зимбардо (Philipp Zimbardo). В 1971 году в стенах Стэнфордского университета он организовал модель тюрьмы, с заключенными и охранниками. Участникам, здоровым мужчинам без психических расстройств, предлагалось сыграть в тюрьму за деньги. За неделю эксперимента они вжились в свои роли так, что даже Станиславский поверил бы. «Заключенные» были покорны, а «надсмотрщики» — изощренны в своей жестокости. После, «на воле» они никак не могли понять, каким образом превратились в таких ублюдков. Эти перевоплощения Зимбардо назвал «эффектом Люцифера», суть которого — в развращающем воздействии безграничной власти. Чем более самостоятелен и самодостаточен человек, тем сложнее ему потерять связь с реальностью и собственную идентификацию.

Стэнфордский опыт стал основой для романа «Черный ящик» итальянского писателя Марио Джордано. А в 2001 году немецкий режиссер Оливер Хиршбигель экранизировал эту книгу, назвав свой фильм «Эксперимент» (Das Experiment).

Эти эпизоды наглядно показывают, сколь любопытен данный раздел психологического знания. Он вскрывает общую человеческую природу поведения под воздействием обстоятельств. И порой это поведение противоречит нашему представлению о человечности. Тем интереснее, как поведем себя просвещенные мы? И возможно ли, опираясь на эти знания, больше доверять сердцу и разуму, чем приказам?