Песочный терапевт (а такие действительно есть), как правило, ломает наши представления о психотерапии. Он ни о чем не расспрашивает, не делится своим видением ситуации, а вместо традиционной беседы предлагает повозиться в песочнице. Для создания микромодели мира используются поднос размерами примерно 50 х 70 см, заполненный песком, и сотни фигурок людей, животных, чудищ, растений, предметов обихода, зданий и так далее.

В песочной терапии (sandplay therapy) нет никаких правил, подсказок и схем. На песок можно лить воду и лепить потом из этой массы целые города, населяя их несовместимыми на обывательский взгляд персонажами, например драконами, пожарными и неандертальцами. Зачастую именно так, противоречиво, абсурдно и довольно запутанно, выглядит наш внутренний мир. Чаще всего мы сталкиваемся с ним в своих мистических переживаниях и снах. Однако язык символов, на котором к нам обращается подсознание, сложен и непонятен. Игра же с песком дает возможность перенести в действительность те неосознанные элементы, которые влияют на нашу психику и поведение. Фигурки, которые мы выбираем для песочной композиции, служат для терапевта подсказкой, поскольку каждая из них соотносится с определенным архетипом.

Создателем песочной терапии считается ученица , швейцарский аналитик Дора Калф. Приютив у себя в доме тибетского ламу, Дора не только стала практиковать буддизм, но и соединила в некоторой степени с восточной философией. Калф считала, что во время работы с песком активизируются энергии праэлементов: Земли, Воды, Огня, Воздуха, а исцеление наступает на подсознательном уровне. Аналогом , в которой выражается внутренний мир человека, стала песочница.

Действие песочной терапии связано с активным воображением, созданием фантазий, которые постепенно начинают жить своей жизнью. Главными героями почти всех песочных спектаклей выступают основные архетипы, выделенные и описанные в свое время Юнгом. Например, Тень, олицетворяющая негативные аспекты нашей личности, Анима — женская и Анимус — мужская составляющие. Нередко даже поверхностный взгляд дает ясное представление о том, что происходит у нас внутри. «Картина на песке может быть понята как трехмерное изображение какого-либо аспекта душевного состояния. Неосознанная проблема разыгрывается в песочнице подобно драме, конфликт переносится из внутреннего мира во внешний и делается зримым, понятным и доступным для анализа», — писала Дора Калф.

Терапевт изучает появившуюся в песочнице символическую картину, но не расшифровывает ее и не интерпретирует. Дать название своей композиции и рассказать историю клиенты должны сами — только так собираются воедино разрозненные части нашего «я». Контроль над процессом исцеления берет Самость — согласно Юнгу, это архетип всего нашего потенциала и целостности.

Новая методика моментально нашла сторонников по всему миру, а Дора Калф стала членом Ассоциации аналитической психологии и основателем Общества песочных терапевтов. К слову, многие годы Дора была дружна с четой психологов Станиславом и Кристиной Гроф. Супруги Гроф стали инициаторами проведения сеансов песочной терапии в знаменитом и даже оборудовали на его территории специальную комнату-песочницу.

Игра в песочнице — это инструмент не только психотерапии, но и . Песок дает возможность расслабиться, исправить то, что нас не устраивает в картине внутреннего мира, а значит, повлиять на поступки и отношения с окружающими. В России песочную терапию стали применять сравнительно недавно. Ее используют не только юнгианские аналитики, но и представители других психотерапевтических направлений, например и .