В середине 1980-х годов американский психолог-когнитивист Джером Брунер (Jerom Bruner) заявил о существовании нарративного типа мышления. По его утверждению, главным условием развития личности являются истории — нарративы (от англ. narrative — «рассказ», «повествование»), а не образ мышления, как традиционно считалось.

По теории Брунера, картину внутреннего мира мы начинаем рисовать с детства, выслушивая рассказы родителей, а затем передавая полученный опыт другим. Этот процесс непрерывен. Обмениваясь историями, человек не только выражает свое «я», но и придает смысл и вес конкретным событиям собственной жизни, достраивает и перестраивает внутренний мир. Брунер утверждал: «Для сознания человека не бывает незначительных историй: беседа с коллегами, семейная ссора, внутренний спор с собой или предвыборное выступление… То, как мы трактуем для себя или для других какое-либо событие, определяет нашу жизнь, даже если мы и не фиксируем этот момент в памяти».

Один из основных тезисов нарративной теории гласит, что жизни самой по себе не существует («Жизнь как нарратив»). Мы знаем мир только понаслышке, то есть составляем представление о нем, опираясь на интерпретации других людей, связанных с их убеждениями, правилами и ценностями. Переданные нам стереотипы мешают взглянуть на себя и действительность объективно. Мышление становится выборочным, более того, ограниченным: излагая свои истории, мы неосознанно оставляем только выгодные нам факты и детали. Используя эту схему, мы не только определенным образом представляем себе и другим свое прошлое, но и формируем поведение в настоящем, что, естественно, сказывается и на будущем.

Психологи Майкл Уайт (Австралия) и Дэвид Эпстон (Новая Зеландия), в 1980-х годах впервые применившие в психотерапевтической практике нарратив, считают, что любую индивидуальную историю можно перерассказать, добавив пропущенные детали. В отличие от современных классических психологов нарративные терапевты предлагают клиентам возможность переписать историю своей жизни. Вместе со специалистом человек пересматривает прошлое, иначе расставляет акценты, корректирует настоящее и формирует будущее.

Очень быстро, буквально за десятилетие, нарративный подход (Narrative Psychology) стал неотъемлемой частью психологии и естественным образом лег в канву позитивной психотерапии, которая к концу прошлого века — началу нынешнего получила огромное распространение на Западе.

В России о нарративном подходе впервые услышали около десяти лет назад, а применять начали примерно с 2005 года. Поэтому крупных отечественных специалистов называть пока рано, хотя совершенно очевидно, что постепенно метод укореняется на российской почве.