Юнгианский анализ (или аналитическая психология Юнга, Analytical psychology или Jungian psychology) – одно из самых мощных психологических направлений, появившихся на почве , другими словами - «в пику» учению знаменитого Зигмунда Фрейда. Несмотря на то, что и теория австрийца Фрейда и теория швейцарца Юнга относятся все-таки к одной области психологии – аналитической.

Юнг был лучшим и ближайшим учеником Фрейда, он полностью разделял взгляды своего учителя на роль бессознательного в жизни и поведении каждого человека. Однако со временем его точка зрения относительно трактовки бессознательного стала резко отличаться от фрейдовской. Можно сказать, что как ученый, он «перерос» Фрейда. Будучи человеком духовным и набожным, Юнг не мог не противиться теории своего учителя, в которой тот утверждал, будто бессознательное — не что иное, как исключительно хранилище нереализованной сексуальности, страхов и комплексов. Юнг пришел к мысли, что личное бессознательное является не только вместилищем подавленных сексуальных желаний, но гораздо в большей степени источником творческого потенциала личности, ее духовных стремлений.

Помимо индивидуального подсознания Юнг предполагал существование и коллективного бессознательного, ведь человечество в целом тоже составляет единый организм. Это огромный энергетический ресурс, созданный опытом всех предыдущих поколений, который ярко проявляется в историческом и культурном наследии: в мифах, сказаниях, легендах и традициях. Эта коллективная память, по мнению Юнга, связывает каждого конкретного человека с обществом в целом, с окружающим миром, и она, по сути,— главный источник познания человеком самого себя (путь от общего к частному).

Ощутить коллективное бессознательное помогает анализ мифов, сказок, легенд, снов и символов. В них заложены универсальные образы, которые Юнг называл архетипами. Если верить представлениям Юнга, от тотального влияния архетипов необходимо избавляться — только такой путь ведет к самореализации. Очень важно понимать, что выходя из-под давления архетипа, человек тем не менее не теряет своей связи с коллективным бессознательным, он может «пользоваться» этим творческим и интеллектуальным ресурсом, но уже не быть зависимым от него.

Символика — основной инструмент юнгианцев. Именно символы и образы, согласно теории Юнга, отражают то, что мы в действительности чувствуем, а значит, и то, что потенциально можем проанализировать и осознать. Корни любых психологических проблем, по мнению психоаналитиков, лежат в зоне бессознательного. А первый и самый главный ключ к решению этих проблем, с точки зрения психоанализа,— это их осмысление. Другими словами, сознательная проработка. В этом случае, если верить Юнгу, символы как раз и выступают в роли тех проводников, которые постепенно, «за ручку», переводят наши проблемы из одной области (бессознательного) в другую (сознание).

Кроме того, работа с символами зачастую вдохновляет и провоцирует клиентов на творческий «взрыв». Яркий тому исторический пример — писательская история Германа Гессе. Его самый неординарный роман «Игра в бисер» был написан именно в период, когда автор активно посещал психотерапевтические сессии Юнга. А закончилось все, как известно, Нобелевской премией по литературе.

В 1955 году, еще при жизни Юнга, была основана Международная ассоциация аналитических психологов, число аналитиков которой сегодня перевалило за две тысячи. Кроме нее в различных странах мира действует более 30 организаций, регулярно готовящих специалистов в области юнгианского анализа — по сравнению с другими направлениями современной психологии цифра очень внушительная. В России юнгианцы также превалируют по отношению ко всем прочим практикующим психотерапевтам.