Просопагнозия (prosopagnosia, или face-blindness) — это расстройство восприятия, при котором человек не способен распознавать лица других людей, даже самых близких, например друзей, членов семьи, коллег по работе. Что интересно, способность идентифицировать предметы или, скажем, животных при этом полностью сохраняется.

Первые более-менее полные описания случаев просопагнозии встречаются в работах английского невролога Джона Хьюлингса Джексона (John Hughlings Jackson) и французского психиатра Жан-Мартена Шарко (Jean-Martin Charcot) еще в середине XIX века. Однако сам термин «просопагнозия» (др. греч. prosopon — «лицо», agnosia — «не узнавать») ввел в оборот в 1947 году немецкий ученый-невролог Йоахим Бодамер (Joachim Bodamer). Он диагностировал необычный случай 24-летнего пациента, который хоть и выжил после тяжелейшего пулевого ранения в голову, но перестал узнавать не только своих родных и сослуживцев, но и себя самого.

Позже практикующими психиатрами и неврологами были описаны и другие случаи просопагнозии, которые они объясняли, как правило, повреждениями мозга или инсультом. Однако современные специалисты утверждают, что данное расстройство может иметь и наследственную природу (в этом случае оно неизлечимо) и носить характер кратковременного синдрома, возникающего вследствие сильной усталости или перенапряжения.

Если верить последним данным, то просопагнозия встречается у 2% населения Земли, что в действительности представляет довольно устрашающую цифру — 140 млн. человек. Другими словами, из ста как минимум двое не способны узнать в лицо даже собственного супруга или ребенка. Легким формам просопагнозии, по мнению ученых, подвержено около 10 % населения. Выражаться это может в плохой памяти на лица в целом. Например, человек постоянно путает лица известных актеров, хотя по именам он может знать их как родных.

Несмотря на то что до сих пор нюансы этого заболевания являются темой исследований и споров многих специалистов по всему миру, уже сегодня в учебниках по неврологии можно встретить следующую классификацию просопагнозии. Первый тип заболевания — апперцептивный. Это наследственная форма, при которой человек не способен не только различать и запоминать лица, но и вообще выносить какие-либо суждения по ним, скажем о возрасте человека, его поле, расе и т. п. Второй тип — ассоциативный: пациент может безошибочно судить о человеке по его лицу, но не может с уверенностью определить, знаком он с ним или нет.

Сегодня психологи предполагают, что многие люди, страдающие просопагнозией, намеренно замалчивают свой недуг. Точно так же, как и большинство дальтоников предпочитают не афишировать особенность своего цветовосприятия.

Не имея возможности по лицам отличать близких и друзей от совершенно посторонних людей, больные просопагнозией довольно успешно пользуются другими критериями опознания: они узнают своих родственников и коллег по голосу, походке, жестам или особым приметам. Насколько это порой бывает затруднительно и эмоционально тяжело, можно судить, например, по 32-летней шведки Сисилии Берман, которая страдает врожденной формой просопагнозии.