Индусы считают, что плоды поступков (кармапхалы) накапливаются в бессмертных душах и постепенно созревают там, ожидая своего часа. По сути, кармапхалы — своего рода имущество, скарб, нажитый душой в течение одной жизни, вместе с которым она потом переселяется в следующую, подчиняясь закону . Созревают наши деяния по принципу «что посеем, то и пожнем»: добрые дела отзовутся добром, злые обернутся злом. Исключения составляют поступки, совершенные до 12-летнего возраста, — по всей видимости, индийские боги заранее прощают людям то, что они творят в несознательном периоде жизни.

Учение о карме (от санскрит. — «деятельность») объясняет, почему некоторые хорошие люди живут плохо, а некоторые плохие — хорошо. Первые в предыдущей жизни грешили и теперь расхлебывают последствия своей дурной кармы. Вторые, наоборот, совершали добрые дела и получают дивиденды. Однако с точки зрения большинства индуистских гуру (индуизм — древнеиндийская религия, которая сегодня по количеству верующих занимает третье место в мире после христианства и ислама), хорошая карма немногим лучше плохой. Ведь именно последствия наших поступков удерживают нас в плену материальной жизни (сансары), и приходится рождаться снова и снова для того, чтобы все плоды кармы созрели и реализовались. Чтобы достигнуть полного освобождения (мокши) от бесконечной цепочки реинкарнаций, необходимо дождаться созревания всех плодов своей кармы и долгое время не совершать вообще никаких поступков — ни хороших, ни плохих.

На этом, на первый взгляд, трудном пути к нирване (освобождению от перерождений) существуют свои «бонусы». Во-первых, за примерное поведение в настоящей жизни и раскаяние за прошлые грехи индийские боги могут в один момент амнистировать любого человека, навсегда избавив его от земных страданий и череды реинкарнаций. Во-вторых, примерно теми же полномочиями обладают просветленные монахи, гуру и духовные лидеры различных сект, общин и движений.

Кроме того, в индуизме считается, что достичь мокши можно не только путем строгого воздержания от каких-либо поступков, но и посредством благотворительной деятельности, бескорыстной жизни в интересах других людей (подобный альтруизм в Индии называется «карма-йога»). Известный всему миру Махатма Ганди — самый яркий пример человека, заслужившего себе (по крайней мере, в это хочется верить) нирвану посредством карма-йоги.

В отличие от индуизма буддизм подходит к вопросу о карме более бескомпромиссно: причинно-следственный закон един для всех и никакие исключения из него невозможны. Следует отметить, что в буддизме кармой считаются только осознанные действия, и не столько сами поступки, сколько намерения, которыми они были порождены. Хорошие поступки, совершенные вынужденно или неумышленно, не способствуют улучшению кармы. С другой стороны, большинство направлений буддизма все же признает, что совершение бескорыстных добрых дел (в особенности раздача милостыни буддийским монахам) улучшает карму и способствует освобождению из сансары.

В джайнизме (еще одном индийском религиозно-философском учении) кармой называют метафизическую грязь, скапливающуюся в душе по ходу всех ее земных воплощений. Микроскопические частицы кармической пыли (кармали) летают повсюду и «прилипают» к нашим душам, притянутые вибрациями, которые создают поступки, речь и мысли. Взаимодействие накопленных карм с человеческим сознанием порождает весь тот мир, в котором живет человек. Хороших карм не бывает — все они в той или иной степени вредны и подлежат уничтожению.

В XIX веке с подачи спиритов, теософов и эзотериков слово «карма» вошло во все европейские языки. Европейцев особенно впечатлила идея, что человек может всю жизнь расплачиваться за грехи, совершенные в предыдущих жизнях, — это и определило своеобразное понятие о карме, сформировавшееся в западной среде. Во-первых, кармой здесь принято называть не саму деятельность, а ее последствия; во-вторых, слово «карма» чаще всего употребляется как экзотический синоним слова «судьба». Таким образом, в концепцию кармы привносится оттенок фатализма, изначально ей совершенно не свойственный.