«Познав себя, можно познать мир»,— считали китайские философы. Действительно, причина многих мучающих нас вопросов находится внутри нас. Однако до тех пор, пока мы не осознаем взаимосвязь между своими реакциями, поведением и внешними событиями, мы полагаем, что проблемы не существует. Разобраться в происходящем помогает способность человека к осмыслению и анализу — рефлексия (Introspection, Human self-reflection).

Впервые мы сталкиваемся с рефлексией в подростковом возрасте, на пике интереса к собственному внутреннему миру. Позже ее глубина и интенсивность зависят от многих факторов, в первую очередь от степени образованности, личностных характеристик, духовного багажа и наличия желания поддерживать этот интерес.

Практической стороной рефлексии еще в 1874 году заинтересовался один из основателей Вильгельм Вундт, чья творческая плодовитость до сих пор является предметом зависти коллег. В работе «Принципы физиологической психологии» он описал возможность изучения сознания с помощью интроспекции, или самонаблюдения. Современные психологи называют это другим термином — «рефлексия».

В наше время, в начале 2000-х, американский социальный психолог Джон Холмс попытался экспериментальным путем установить влияние социума на рефлексию. Он выделил три типа нашего «я», которые, по его мнению, и составляют личность человека. Первое «я» — реальное, то, какими мы являемся на самом деле. Второе — тот образ, какими мы себя видим или хотели бы видеть. Наконец, третье «я» — это то, как нас воспринимают другие люди. Приверженцам теории Холмса такое растроение личности показалось недостаточным и они предложили добавить еще одно «я»: наше представление о том, как именно мы выглядим в чужих глазах. Рефлексия напоминает комнату с зеркалами, где один образ человека отражается несколько раз. Чаще всего отражение, увы, оказывается искаженным.

Анализируя собственные поступки, мы судим о них в зависимости от существующих правил, норм, стереотипов. Это похоже на своеобразную цензуру: «Я вспылил и наговорил глупостей, что теперь обо мне подумают люди?» Само по себе осмысление происходящего — занятие полезное. Но реальность такова, что лишь единицы способны к объективному самоанализу. Чаще всего мы перегибаем палку, обдумывая свое поведение или чувства, становимся излишне придирчивы и самокритичны. Здесь уже ни о какой пользе речи быть не может, наоборот, зацикленность и самоедство грозят как минимум неадекватной , а иногда и серьезными неврозами. К сожалению, трудно вовремя понять, когда рефлексия еще конструктивна, а когда пора уже остановиться. Поскольку самоанализ — процесс интимный, то и критерии «перегибов» у всех свои.

К психологу нас чаще всего приводят именно последствия чрезмерной рефлексии. Ирония в том, что и процесс терапии всегда начинается как раз с осмысления своих поступков и чувств (правда, психолог строго следит за тем, чтобы мы рассуждали максимально объективно). При помощи наводящих вопросов или замечаний, к примеру: «А что вы на самом деле чувствовали, когда согласились поработать в выходные?» или «Что бы вы сделали, если бы близкий друг забыл о вашем дне рождения?», специалист помогает докопаться до сути проблемы.

Умение посмотреть на себя со стороны и переосмыслить свое восприятие действительности лежит в основе и столь популярных сегодня тренингов . Конечно, обольщаться не стоит. Одной только рефлексии явно недостаточно, чтобы вдохновиться на «великие» достижения или изменить жизнь к лучшему. Но, с другой стороны, без способности к самоанализу никакой личностный или духовный рост невозможен в принципе.