Например, клиент по имени Джозеф (52-летний клерк, имевший крайне скудные познания в мировой мифологии и литературе), на протяжении двух лет описывал удивительные картины и образы, которые видел во сне. Ярче всего ему запомнилась темноволосая женщина с разукрашенным лбом, которая сидела на слоне, жестикулируя сразу несколькими десятками рук. Джеймс никогда не был в Индии и знать не знал о существовании сторукой богини Кали. Когда же Юнг показал ему изображение Кали в книге, тот вскрикнул от удивления. Юнг объяснил, что таким образом в подсознании Джеймса дает о себе знать один из архетипов (в этом случае архетип Женщины-разрушительницы). Занятно, что на протяжении всего этого времени одна из дальних родственниц Джеймса склоняла его к женитьбе.

 

Юнг описывал архетипы (Archetypes, от греч. «архе» — «начало» и «типос» — «образ») как врожденные универсальные идеи, скрытые в глубинах коллективного бессознательного. «Мощные психические первообразы, самые ранние модели восприятия мира и мышления людей»,— так описывал Юнг их в своих работах. Впоследствии он посвятил им серию публикаций, а также выстроил новую теорию в психотерапии, которая вскоре получила название .

Юнг полагал, что количество архетипов неисчислимо, и попытался выделить главные. Он дал им различные имена, условно разделив на универсальные архетипы (те, что влияют на сознание почти всех людей), такие как Самость, Тень, Персона и другие. А также те, что могут явно проявляться в одном человеке и быть совершенно чуждыми другим, например Мудрец, Мать, Ребенок, Плут, Герой, Демон и так далее. Зачастую архетипы сливаются, порождая новый образ. Например, Юнг утверждал, что в личности Гитлера доминировал образ слившихся воедино архетипов Героя и Демона.

Юнг называл архетипы органами души, которые проявляют себя в виде внутреннего голоса, интуиции. «В каждом из этих образов,— писал Юнг,— кристаллизовалась частица человеческой психики и человеческой судьбы, частица страдания и наслаждения — переживаний, несчетно повторявшихся у бесконечного ряда предков, в общем и целом всегда принимавших один и тот же ход».

Рождение ребенка, похороны, безответная любовь, нереализованные амбиции, духовный кризис и прочие извечные события всегда вызывают одни и те же переживания, которые в свою очередь тесно связаны с тем или иным архетипом. Например, мужчина, заподозривший жену в измене, будет бессознательно переживать архетип Отелло. И независимо от того, как он поступит в реальной жизни, мысленно он, вполне вероятно, ни единожды придушит несдержанную супругу.

«Наша индивидуальная психика является тонкой пленкой, покрывающей океан коллективной психики,— писал Юнг.— Последняя является могучим фактором, который и отвечает за ход истории. Архетипы — великие движущие силы, именно они вызывают реальные события, а вовсе не индивидуальные человеческие суждения и поступки, как мы все привыкли считать».