Аарон Бек (Aaron Beck) прославился не только как талантливый ученый-изобретатель, но и как превосходный пиар-менеджер: сначала создал направление — , а потом раскрутил его, превратив в настоящий тренд.

Настоящий успех и признание пришли к Беку к его 68-летию, в 1989 году. А в далеком 1954-м 33-летний доктор Аарон, только что ставший профессором психиатрии в Пенсильванском университете, испытывал большие сомнения в выборе профессионального метода. С одной стороны, он противился набиравшему обороты увлечению американских психологов хирургическими техниками (в том числе лоботомией), с другой — не спешил и специализировался в менее травматичном, зато гораздо более затяжном направлении — , который в те годы переживал в США вторую волну популярности.

По большому счету ни один из этих вариантов Бека не устраивал. Но если от карьеры психохирурга он отказался сразу («Я даже думать об этом не мог без содрогания. Людей с банальной депрессией кололи до потери сознания, делали им электрошок, и в результате лоботомии они превращались в зомби»), то психоанализом он некоторое время занимался, пока полностью не разочаровался. «Великое заблуждение считать, будто корни психологических проблем необходимо искать в детских переживаниях,— писал Бек.— Намного важнее понимать, что происходит в настоящее время в жизни человека, как он воспринимает себя и окружающий мир, в каком ключе мыслит».

Постепенно, начав практику в качестве классического психоаналитика, Аарон Бек перешел на когнитивную психотерапию — собственную методику, основы которой стали складываться именно тогда. По сравнению с психоанализом, курс которого обычно длился пять-десять лет, сеансы его авторского направления (занимающие максимум 12 месяцев) выглядели невероятно скоростными. В одном из интервью Бек признался: «Отказавшись от консультирования по методу , первое, что я ощутил,— это тревогу за свое материальное благополучие. Если бы я остался психоаналитиком, мне было бы достаточно иметь двух-трех постоянных клиентов, чтобы подписывать счета, не глядя на цифры. Когда же я начал практиковать когнитивную терапию, финансовое положение резко пошатнулось. Спустя десять сеансов клиенты говорили мне: „Доктор, спасибо! Я стал по-другому смотреть на жизнь, иначе думать о себе и окружающих. Я чувствую, что больше не нуждаюсь в вашей помощи, всего доброго, доктор!” И, довольные, уходили. А мои доходы таяли на глазах».

Правда, тревога Бека скоро развеялась. Когнитивная терапия, которая помогала людям в кратчайший срок проходить путь от до позитивного решения большинства проблем, сделала Бека настолько популярным, что за свое финансовое положение он мог больше не тревожиться. Метод начал стремительно распространяться, и в Америке начала 90-х посещать когнитивного психолога стало так же модно, как ходить на йогу.

Огромную поддержку Аарону Беку долгие годы оказывала и оказывает до сих пор его жена Филлис Уитмен. В будущем году эта доброжелательная и тихая пара отметит бриллиантовую свадьбу. У них четыре дочери, и младшая, Юдит, пошла по стопам отца. Сегодня именно она руководит Институтом Бека в Филадельфии (Beck Institute for Cognitive Therapy and Research by Philadelphia).

«Когда я только начинал практиковать, чувствовал себя коммивояжером, который продает некое универсальное средство, какой-нибудь змеиный жир,— вспоминает сегодня 88-летний Аарон Бек.— Приходилось расшаркиваться перед каждым клиентом, подробно объяснять суть метода, чтобы они не забывали давать мне рекомендации. Сегодня же моя дочь, сама прекрасный психолог, возглавляет институт имени меня. Это ли не доказательство того, что когнитивная терапия действительно меняет жизнь к лучшему?»