Фредерик Саломон Перлз (Friedrich Salomon Perls, 1893-1970) родился в Берлине в семье еврейского коммивояжера, торговца палестинскими винами. Нельзя сказать, чтобы семья жила душа в душу: чета Перлзов часто устраивала скандалы и склоки, от которых больше всего страдали дети — Фриц и две его сестры. И если девочки со временем превратились в «серых мышек», то их брат, напротив, научился сопротивляться родительским нападкам и рос бунтарем.

Фриц не отличался большой тягой к знаниям и с трудом закончил школу. Однако это не помешало ему стать студентом медицинского факультета Фрайбургского университета, а затем перевестись в Берлинский. Первая мировая война заставила Фрица на время прервать обучение и уйти на фронт военным врачом. Лишь в 1920 году он получил диплом психиатра, и начал работать во Франкфуртском неврологическом институте.

Врачебная практика не приносила Перлзу никакого удовлетворения, единственное, что его утешало,— общение с коллегой Куртом Гольдштейном, известным неврологом. От Гольдштейна Фриц Перлз узнал о и очень скоро увлекся идеями . Он сблизился с учениками великого психоаналитика, в частности с и . «Райх заразил меня своей дерзостью и умением рисковать,— вспоминал Перлз,— а Хорни научила общаться с клиентами на их языке, не злоупотребляя терминами и научными теориями».

В начале 30-х годов евреям оставаться в Германии было небезопасно — Перлз спешно переехал в Голландию, а оттуда в Южную Африку, в Йоханнесбург, где основал Южноафриканский институт психоанализа. Там же вышла его первая книга — «Эго, голод и агрессия». Неоценимую помощь в работе над книгой Фрицу в те годы оказала жена Лаура Перлз, которая была не только его правой рукой и надежным тылом, но и вдохновительницей.

Навязчивое желание лично повидаться с Фрейдом никогда не покидало Перлза. Ради этого в 1936 году он, сам сидя за штурвалом самолета, осуществил нелегкий перелет из Южной Африки в Европу. Встреча состоялась на Международном психоаналитическом конгрессе, длилась всего четыре минуты и совершенно не оправдала надежд Фрица. Фрейд не выказал ни малейшего интереса к личности Фрица Перлза, к его видению психоанализа, и даже не стал с ним разговаривать.

Перлз был оскорблен. Настолько, что по возвращении в Йоханнесбург порвал с психоанализом и всерьез приступил к разработке собственного подхода в психотерапии.

Опираясь на идеи гештальт-психологии (сугубо научного направления, в центре которого лежит представление о человеческой психике как о едином целом), он стал привносить в это академическое учение различные психотерапевтические приемы и активно экспериментировать с ними. Можно сказать, что Перлз превратил наукообразную гештальт-психологию в популярную практику.

В 1946 году Фриц Перлз переехал в США и открыл в Нью-Йорке Институт гештальт-терапии, штаб-квартирой которого стал дом четы Перлзов. Там он занимался как с учениками, так и с клиентами. К концу 1950-х гештальт-группы были распространены уже по всей стране, однако в жилище Перлзов по-прежнему было многолюдно и шумно. Терпение Лауры иссякло: в семье начались ссоры, приведшие, в конце концов, к полному разрыву супругов.

В 1964 году Фриц Перлз вошел в штат постоянных преподавателей знаменитого Института Эсален (Биг-Сур, Калифорния) — там он жил, вел группы и активно развивал идеи гештальт-терапии на протяжении пяти лет. После этого перебрался в Британскую Колумбию, где основал психотерапевтическую общину (на острове Ванкувер), на территории которой клиенты не только проходили групповое консультирование, но и жили бок о бок. В то же время Перлз опубликовал две работы по гештальт-терапии, впоследствии прославившие его: «Гештальт-терапия в дословном изложении» и «Внутри и вне помойного ведра».

В 1970 году Фриц Перлз отправился в путешествие по Европе, объединив отдых с чтением лекций. По дороге домой в аэропорту Чикаго ученый пережил сильнейший сердечный приступ. Через четыре дня, 14 марта 1970 года, Перлз ушел из жизни. Две другие знаменитые работы великого гештальтиста — «Свидетель терапии» и «Гештальт-подход» — увидели свет спустя три года после его смерти.