(буквально — «лечение смертью») — авторская техника Баскакова, весьма востребованная во многих странах мира, поэтому в России сам автор бывает нечасто. «Я консультирую только по средам. Почему? Потому что только по средам я бываю в Москве»,— улыбается Владимир.

Несмотря на очень плотный клиентский wait list, непосредственно терапевтической деятельности Баскаков вынужден отводить лишь малую часть своего профессионального времени, поскольку хватает и других хлопот: активно функционирует созданный им в 2001 году Институт танатотерапии, в рамках которого Владимир Юрьевич обучает своих последователей. Кроме того Баскаков, будучи крупным специалистом в области (ТОП), возглавляет Российскую ассоциацию телесных психотерапевтов (РАТОП), регулярно выступает в качестве организатора многочисленных семинаров и конференций, ведет долгосрочные обучающие программы по биосинтезу и .

«Смерть, как и всякая деятельность, требует навыка»,— писал Флоренский. Баскаков развивает эту мысль, утверждая, что этот навык как ничто другое помогает осмыслить жизнь. Сон, оргазм, завершение любого дела (даже пресловутый дедлайн), глубокая релаксация — все эти состояния имеют в основе тот же механизм, что и смерть. Научиться управлять этим механизмом, избавиться от страха перед смертью, а значит, и от страха перед жизнью — в этом основные цели танатотерапии.

Детские годы Владимир Юрьевич провел в Калининграде (бывший Кенигсберг) — городе, который за свою историю повидал немало жестокости и разрушений. «Калининград — особое место. Там исторически очень много смерти. Возможно, мой роман со смертью начался, когда мне не было и пяти. В то время я уже подсознательно улавливал, что смерть абсолютно естественна и неизбежна по своей природе, хотя и не мог этого объяснить»,— рассказывает Баскаков.

После окончания психфака МГУ Владимир по распределению попал на флот, где работал подводником и штатным психологом в спасотряде. У этой группы было негласное название «смертники»: корабли тонули, уцелевших моряков поднимали наверх, потом с ними работали психологи. «Эти моряки, так же как и все остальные люди, больше всего на свете боялись смерти. Постепенно с помощью специальных техник я подводил их к тому, что они снова и снова погружались в процесс «умирания». Только уже осознанно и под моим руководством. И это помогало им не сойти с ума. Возможно, тогда-то и стали формироваться первые очертания танатотерапии».

После флота Баскаков продолжил обучение у европейских специалистов-психологов. В тот же период он впервые столкнулся с телесно ориентированной терапией, которая на долгие годы стала основной его специализацией. Наладились учебные вояжи за рубеж, а параллельно с ними оформился и авторский метод Баскакова — та самая танатотерапия, в которую естественным образом вошли некоторые приемы ТОП.

В свои 53 года Владимир Юрьевич выглядит максимум на 40 — крепкий, подтянутый, с великолепной осанкой. «Понимаете, чем правильнее человек относится к смерти, тем интереснее и осмысленнее становится его жизнь. И соответственно, дольше. С помощью танатотерапии можно решать не только психологические проблемы, связанные с поведением, общением или реализацией желаний; в лучшую сторону можно меняться даже внешне. Хотя все зависит от конкретного случая».

Очень часто Баскакову приходится отвечать на вопрос, не рискует ли он потерять кого-то из клиентов в буквальном смысле слова. Учитывая тот факт, что во время сеанса танатотерапии человек физически переживает начальные стадии смерти: холодеют конечности, сердце замедляет ритм, у некоторых отключается сознание. На подобные опасения Владимир Юрьевич всегда отвечает с присущим ему чувством юмора: «Почти за 20 лет существования танатотерапии ни один клиент во время сеансов не пострадал и тем более не умер. Зато большинство из них наконец-то научилось жить».