И вот вам два примера из новейшей истории. Они не опровергают стереотипные представления об идеальной семье. Скорее подталкивают вовсе отказаться от шаблонного мышления. Как минимум в интересах детей.

Дети в лесбийских семьях

Самый стойкий стереотип идеальной семьи — это формула «мама, папа, я», в которой и мужчине, и женщине отводится определенная функция. Грубо говоря, мама отвечает за любовь и ласку, папа — за уроки и воспитание мужества. Отсюда мнение, что в однополых семьях, а также в семьях с одним родителем дети получают неадекватное воспитание и растут психически неполноценными.

Авторитетный профессор психиатрии из Университета Калифорнии Нанетт Гартрелл (Nanette Gartrell) опровергает эту мысль. С 1986 года она наблюдает детей из лесбийских семей. Ее последний отчет, опубликованный в Time, сорвал буквально шквал комментариев.

Совместно с психологом-бихевиористом из Амстердамского университета Генри Бозом (Henry Bos) доктор Гартрелл проанализировала данные многолетнего исследования, в котором приняли участие 154 женщины, состоящие в однополых браках, и их дети, зачатые путем искусственного оплодотворения. Эти данные ученые сравнили с результатами опросов детей и подростков из гетеросексуальных семей.

«Мы не ставили цели найти какие-либо очевидные расхождения в поведении и тех и других детей, — комментирует профессор Гартрелл. — Напротив, мы стремились доказать, что между ними не существует никакой разницы. И что воспитание однополыми родителями, в данном случае гомосексуальными женщинами, не сказывается отрицательно на развитии детской и подростковой психики. Но, к своему удивлению, мы эти различия обнаружили».

Оказалось, что дети, воспитываемые сразу двумя мамами, имеют более адекватную самооценку, лучше учатся, обладают более зрелой способностью к самоанализу, больше уверены в себе и меньше подвержены подростковым стрессам, нежели дети из обычных семей. Кроме того, опросы показали, что, несмотря на определенный психологический прессинг (41% детей из лесбийских семей подтвердили, что подвергались остракизму из-за сексуальной ориентации своих родителей), дети двух мам обычно менее агрессивны, лучше социально адаптированы и более толерантны по отношению к сверстникам.

«Я изучаю гомосексуальные семьи уже 24 года, но уверена, пока еще рано делать какие-либо громкие выводы, — поясняет Нанетт Гартрелл. — Мы склонны считать, что причина обнаруженной нами социальной особенности кроется в первую очередь в том, что женщины по своей природе больше вовлечены в процесс воспитания своих детей, нежели мужчины. В лесбийских семьях обе женщины активно участвуют в жизни детей, однако такой элемент типично «маминого» воспитания, как чрезмерная опека и избалованность, в них, наоборот, почти отсутствует». Но при этом подчеркивает: «Психологическое благополучие зависит не от сексуальной ориентации родителей, а именно от включенности родителей в жизнь подростка».

«К сожалению, отечественная социология не может похвастаться сколь-нибудь серьезными сравнительными исследованиями в области родительства, — комментирует российский социолог Надежда Нартова. — Особенно среди нетипичных семей. Но, опираясь на собственные наблюдения, я могу подтвердить, что в России, как и во всем остальном мире, материнство для подавляющего большинства гомосексуальных женщин — это всегда продуманный и ответственный шаг. Лесбийские матери, так же как и гетеросексуальные женщины, решившиеся рожать и растить ребенка в одиночку, — зачастую уже зрелые, профессионально успешные, уверенные в себе и независимые женщины. Поэтому они демонстрируют крайне высокую степень заинтересованности своими детьми и вовлеченности в их жизнь. Кроме того, имея опыт определенного сопротивления негативному к себе отношению, гомосексуальные пары, как правило, практикуют либеральные модели воспитания, интуитивно обучая своих детей толерантному, более чувственному отношению к миру. И ничего удивительного в том, что дети, растущие в подобных условиях, психологически более крепкие и лучше адаптированы к жизни, нет. Поверьте моему опыту и наблюдательности — детям неважно, сколько у них родителей и какого они пола. Но крайне важно, чтобы их любили, с ними дружили и их воспитывали».

Рокировка по-китайски

В китайском обществе назревает паника. Китай — передовик по образцовым семьям («папа, мама, я»), однако социологи Поднебесной не на шутку обеспокоены тем, что мальчики становятся женственнее и уступают девочкам в твердости характера и физической силе.

Первыми об этом явлении заговорили учителя. «Я никогда прежде ничего подобного не замечал, — пожаловался журналистам китайской Dahe Daily учитель начальной школы из Чжэнчжоу (провинция Хэнань) господин Ван Цзянь Хуа. — Я преподаю уже 15 лет, многое повидал. Но такую массовую смену ролей вижу впервые — почти все мальчики плаксивы и избалованы, часами прыгают в резиночку и играют в прочие девчачьи игры. Девочки, наоборот, все чаще демонстрируют мужскую модель поведения».

Причину смены ролей ученые видят в государственной политике Китая — ограничении количества детей. Семьи, желающие воспитывать больше одного ребенка, платят неподъемный налог. Те, кто скрывают второго ребенка, платят штраф до $100 000. Несмотря на стремительное развитие Поднебесной отношение к детям здесь средневековое: сыновья считаются подарком небес и будущей пенсией, дочери — обузой. Поэтому родители, воспитывающие сыновей, балуют и опекают их, а девочек, наоборот, растят в строгости, учат самостоятельно пробивать себе дорогу.

Чтобы изменить ситуацию, во многих китайских школах мальчиков обязательно записывают в секции восточных единоборств, на занятия с психологами-мужчинами, прививающими им навыки мужского поведения. Уже упомянутая школа в Чжэнчжоу выступила с инициативой пересмотреть штат учителей и привлекать больше мужчин.

Видимо, они считают, что пол воспитателя определяет поведение воспитуемого. Так и хочется воскликнуть, подобно герою известного советского киношедевра: «Это какой-то палеолит!»

Мое государство меня в вопросах детей пока не ограничивает, но я пока что могу похвастаться лишь одним отпрыском. Половину своей жизни мой сын прожил с матерью-одиночкой, вторую половину — в полной, счастливой семье. Не скажу, чтобы его поведение разительно изменилось, когда в нашей семье появился отец. Мало того, в числе моих знакомых есть родители натуралы, геи и лесбиянки. Мой ближайший друг десять лет назад сменил пол с женского на мужской, женился и сегодня счастливо воспитывает трехлетнюю дочь. Поэтому я могу говорить как наблюдатель и реалист — для наших детей важнее всего наши личностные качества. Манера общения, способность любить и сострадать, умение отстаивать свои позиции и анализировать ситуацию, толерантность, способность к верности и самоотдаче. А вовсе не то, с кем мы спим.