Дизайнер Андрей Бартенев сделал для Всемирного фонда дикой природы () 500 тигрят из папье-маше, каждого из которых фонд предлагает «усыновить» за 25 тыс. рублей. Средства собираются на сохранение в Приморском крае амурских тигров, которых осталось еще меньше, чем тигрят Бартенева, — около 300 особей. За последние 10 лет их популяция уменьшилась в 30 раз.

В поддержку акции креативный директор Ogilvy в Амстердаме Карл Ле Блонд снял четыре ролика с участием телеведущего Николая Дроздова, актрисы Анны Михалковой, музыканта Ильи Лагутенко и певицы Жанны Фриске. Герои роликов с трибуны рассказывают о вымирании тигров. Речи произносятся на «тигрином» языке — звезды открывают рот под рычание за кадром. Используется тигриная мимика — особенно хорошо выходит у Лагутенко, который в конце даже прыгает на оператора как тигр. О чем именно говорят звездные персонажи — понятно из субтитров на русском.

Презентация роликов в галерее «Победа» собрала людей, явно неравнодушных к предмету. Одна из гостей, потомственная дрессировщица тигров Карина Багдасарова, доступно и в ярких красках обрисовала проблему. «Вот мы были на гастролях в Китае, — рассказывает она. — Как же по-скотски китайцы относятся к амурским тиграм. Они уничтожили своих маньчжурских тигров, потому что весь тигр, от фекалий до хвоста, уходит на нужды местной медицины. А теперь они заползают за наши границы и пытаются уничтожить наших тигров. Они ползут и ползут, как я не знаю кто. Прямо поубивала бы их сама». По выражению ее лица и впрямь казалось, попадись ей в руки китайский браконьер, ее слова не разошлись бы с делом.

Николай Дроздов предложил решать проблему тигров более гуманным способом. «Спасать надо в первую очередь кедр и дуб — кормовую базу кабанов и оленей, без которых не выживет и тигр», — считает он. WWF будет финансировать специнспекцию «Тигр», которая занимается отловом браконьеров, и лоббировать на региональном уровне запрет на вырубку сибирского кедра. Подробные отчеты о том, на что тратятся собранные средства, фонд пересылает по электронной почте всем участникам акции.

Тигров уже усыновили, например, сеть супермаркетов, банк, страховая компания, но примерно четверть из 130 приемных родителей — обычные люди, частные лица. Они и на мероприятии WWF не появились, сославшись на работу. За тигром из папье-маше пришел лишь один — гендиректор рекламного агентства Алексей Егоров. На рабочем месте его никто не держал, а мероприятие WWF показалось ему «прикольным». У него-то я и узнал, зачем обычному менеджеру помогать тиграм, которых он видел лишь в цирке и передаче «В мире животных».

Алексей вырос в Северной Осетии и в детстве пережил психологическую травму: на его глазах зарезали барана, содрали с него шкуру и запихнули в котел, чтобы потом поужинать всем двором. Поэтому теперь Алексей вегетарианец.

«Есть такие моменты, к которым я не могу быть равнодушным, — рассказал мне Алексей. — Это насилие над живыми существами и страшное социальное неравенство».

О последнем он узнал из поездки в Бангладеш, куда отправился отдохнуть на «самом длинном в Азии пляже». Весь отпуск Алексея преследовали изможденные голодом люди с протянутой рукой. Но рекламист боялся даже вынуть из кармана купюру, эквивалентную 100 рублям: казалось, что голодная толпа тут же разорвет его на части.

Приехав домой, он поразмыслил над тем, может ли он хоть как-то помочь бангладешцам. И понял, что конкретно им — вряд ли. Но попытаться хоть как-то сделать мир лучше ему вполне по силам и по средствам.

Когда WWF запустил проект по охране алтайских лесов от вырубки, Алексей перечислил средства в фонд и воспользовался возможностью назвать гектар леса именем новорожденной дочери. Теперь он поставит на полку в доме фигурку тигра из папье-маше.

Способов оказаться причастным к спасению природы много — креативных и не очень. О том, что это за способы и какие организации их придумывают, мы планируем написать в ближайшее время. Может, у вас есть идеи?