Залика Клеменц-Кетиш (Zalika Klemenc-Ketis), медик Мариборского университета (Словения), предложила свою версию происхождения околосмертного опыта (near-death experience), ее на страницах журнала Critical Care. Она уверена, что видения, протекающие перед глазами умирающего, — не более чем банальная галлюцинация, происхождение которой связано с молниеносным повышением уровня двуокиси углерода (СО2) в крови и мозге. Другими словами, если верить словенскому ученому, никакого чуда смерти (по аналогии с чудом рождения) не существует — одна химия, да и только. Дорога в рай, с точки зрения Кетиш, чрезвычайно загазованное место…

Вместе с коллегами Залика Кетиш подробно изучила медицинские карты полусотни людей, переживших клиническую смерть в результате острого сердечного приступа. 11 человек независимо друг от друга описали очень схожий околосмертный опыт: свет, гонка в туннеле, голоса. Остальные 41 человек ответили, что вообще ничего не ощущали в момент своей смерти. Так вот, у 11 пациентов, переживших насыщенный событиями опыт, доктор Кетиш обнаружила в крови наиболее высокую концентрацию углекислого газа.

«Конечно, пока еще слишком рано говорить о том, что именно молекулы СО2 рисуют в нашем воображении дорогу на тот свет, — говорит Зелика Клеменц-Кетиш. — Но связь очевидна, и мы намерены исследовать этот вопрос дальше. На сегодняшний день я могу лишь с уверенностью сказать, что околосмертный опыт — это не мистика, не отделение души от телесной оболочки, а банальная галлюцинация, вызванная отравлением углекислым газом».

Скорее всего, Кетиш отчасти права. Правда, лично я не вижу причин, почему этот факт должен исключать, например, мистическую составляющую. Мало того, я думаю, что правы и другие ученые, которые объясняют предсмертные видения, например, недостатком кислорода или реакцией на лекарства, которые используют при экстренной реанимации.

Научное сообщество, рассуждающее сегодня о том, что происходит с людьми в процессе смерти, напоминает мне ту самую компанию слепцов из притчи, что ощупывая слона, пытались его описать. Помните? Один из них говорил: «Слон похож на бухарский ковер — такой же шершавый и теплый», другой: «Нет, он гладкий и высокий, как колонна», третий настаивал, что слон выглядит как труба. Все были правы по своему, и каждый — страшно далек от истины.

И еще. Мне абсолютно все равно, какая химия ляжет в основу моего перехода в мир иной. Для меня крайне важны как раз ощущения, видения и тот процесс, что они сопровождают, но не с физиологической, а с духовной и психологической точки зрения. Поэтому интуитивно наиболее верным объяснением околосмертного опыта лично мне кажется как раз версия тех психологов (чаще всего это специалисты), что сравнивают процесс смерти с процессом рождения. Во-первых, крайне импонирует столь позитивный взгляд на смерть — мол, это еще не конечная станция, а просто пересадка. А во-вторых, подкупает ощущение гармонии и законченности всего жизненного цикла в целом — чем все началось, тем и заканчивается.

Что-то мне подсказывает, что процесс умирания — это в меньшей степени вопрос химии, в большей — духовной трансформации. А вы как думаете?