В восемь утра мы выехали из отеля Randholee Luxury Resort, едва успев насладиться превосходным видом с его террасы на утренний Канди. Впереди ждали последний день экскурсионной программы и почти трехчасовой переезд обратно в местечко Маравилла — туда, где океан похож на громадную спящую собаку, которая на закате делает глубокий вдох, а в предрассветных сумерках — выдох.

Очень часто про Шри-Ланку можно услышать: «сверкающая драгоценность Азии». По слухам, в недрах Цейлона находятся богатейшие месторождения алмазов, сапфиров, топазов и других драгоценных и полудрагоценных камней. Наш гид уберег нас от искушения и не повез в Ратнапуру — город на юге Шри-Ланки, где шахты старателей расположены буквально на голове друг у друга и где на местном рынке за копейки можно приобрести россыпи драгоценных камней. Однако если вы не умеете отличить настоящий камень от подделки, лучше на рынок в Ратнапуре даже не заходить — почти половина товара здесь фальшивая. Отдельная проблема — вывезти драгоценный камень из страны без сертификата, который выдают лишь в ювелирных магазинах. На рынке не то что сертификат, даже чек никто не выдает. Итак, экскурсионный автобус привез нас к дверям крупного ювелирного центра в Канди. Первым делом нам продемонстрировали историю старательного дела на Цейлоне, описали все тяготы рабочих и даже прочли краткий курс «молодого старателя» в искусственно созданной модели, имитирующей реальную шахту. Наконец теоретическая часть закончилась, и мы оказались в сверкающем всеми цветами радуги торговом зале крупнейшего ювелирного магазина.

Если честно, трехчасовое пребывание здесь в наши планы не входило. Но как можно оттащить девушку (а они составляли подавляющее большинство участников нашего тура) от сверкающих прилавков? Никак. Нужно терпеливо ждать, пока она выберет «свое» украшение, перемерив все остальные, и по доброй воле покинет здание. Наконец с громадным отставанием по времени мы снова двинулись в путь. И если вчера наш автобус благоухал ароматами душистых лекарств, масел и аюрведической парфюмерии, накупленных в саду специй, то сегодня он сверкал, как кохинор, — барышни с удовольствием демонстрировали друг другу свои ювелирные обновки. Даже Алексей Меркулов не удержался и купил несколько камней. А после рассуждал, сидя передо мной: «У меня теперь есть гранат и три топаза на всю мою семью. Что же мне сделать с гранатом и топазом, а? Придумал! Я закажу себе кольцо: с одной стороны пусть будет один камень, а напротив — другой. В зависимости от настроения я буду поворачивать кольцо к миру то гранатом, то топазом».

По дороге к ботаническому саду Перадении, известному гигантской коллекцией экзотических растений, гид обещал показать нам фабрику, где производят батик — виртуозно расписанные изделия из шелка и хлопка. В действительности то, куда он нас привел, оказалось подпольным цехом, весь штат которого состоял из двух молодых рукодельниц. Но и при такой скромной мастерской нашелся свой магазинчик, в котором мы тоже, разумеется, задержались.

Последним препятствием на пути к воспетой в путеводителях флоре Канди стала лавка с сари. Этой традиционной женской одежды здесь оказалось столько, что хватило бы, кажется, на весь Индостан. Продавщицы предложили всем барышням переодеться в местный наряд, и мы охотно согласились: в конце концов, когда еще представится случай намотать на себя три метра превосходного шелка?

Наконец мы выгрузились у входа в ботанический сад. Говорят, чтобы по-настоящему оценить его красоту и богатство, нужен целый день. У нас в запасе было всего несколько часов, но и за это время мы успели насладиться видом хрупких орхидей, бесконечными королевскими пальмами, редкими двойными кокосами с Сейшельских островов, необъятными австралийскими соснами и «распущенным» фикусом Бенджамина, крона которого расползлась на десятки метров вокруг ствола и стала похожа на гигантскую поношенную шляпу.

Прогулка по Королевскому саду развеяла два распространенных мифа о ланкийских нравах. Миф первый: ланкийцы осуждают любые публичные проявления нежности. В каждом путеводителе написано, что стоит обнять или взять под руку своего спутника, как тут же кто-нибудь крикнет: «Харам!» («срам», «грех»). Ничего подобного, ботанический сад в Перадении, как и улицы крупных городов, усеяны целующимися и обнимающимися людьми (и далеко не всегда молодыми)! Под каждым благоухающим кустом расцветает своя любовная история, и ни разу я не услышала поблизости никаких презрительных окликов.

Второй миф касается наглости и непредсказуемой агрессивности местных мартышек, живущих в парках, что наши белки. Мы встречали их часто, и всякий раз это были любопытные, но скромные и пугливые создания. Даже стащить у меня со стола в отеле карандаши, тюбик крема и очки обезьяны пытались с некоторым достоинством.

Одним словом, ничего худого про этих, на мой взгляд, очень потешных и милых существ я сказать не могу. В Перадении, например, несколько обезьянок страшно заинтересовались объективами наших камер — получилось дико забавное шоу: предельно осторожно они подползали к нам поближе и засовывали свои мордочки в бленды объективов.

Покидая ботанический сад, мы едва держались на ногах от усталости. Трехчасовой переезд в прохладном автобусе был счастливой возможностью расслабиться и поспать перед вечерним занятием.

Если кто-то из участников и имел когда-то привычку спать в выходные до полудня, то за время поездки он от нее избавился навсегда. Теперь вставать в 3.45 утра для наших — такая же норма, как пить чистую воду и есть здоровую еду. Поэтому воскресенье началось по плану: утренняя садхана, купание в океане на рассвете, легкий завтрак и уже в 11 утра следующее занятие кундалини.

Похоже, теперь, когда экскурсионная программа тура исчерпана, ничто не будет ограничивать нас (и нашего йога-учителя) в занятиях и лекциях. Во всяком случае, уже сегодня дневная тренировка вместо обычных полутора часов длилась три.

Я думала: «Ну вот теперь-то они взвоют и начнут ломаться один за другим. Ведь в группе большинство — новички, и им такие нагрузки выдержать очень непросто». Однако, вы не поверите, никто даже не пискнул. Даже Валентина (да-да, та самая, что в свои 65 буквально взлетела на вершину Сигирии, преодолев более 2 тыс. ступенек) на мой вопрос, не устала ли она, ответила: «Я? Да ладно! Я сейчас еще и по пляжу пробегусь». Знаете, я уверена, что за время поездки энергии у каждого из нас стало втрое больше.