Первое потрясение сегодняшнего дня: я проснулась с в голове. Om-Namah-Shivaya в исполнении кого-то, чей голос очень похож на голос Кришны Дас (псевдоним Krishna Das, а при рождении — Джеффри Кагель, американский исполнитель индуистской музыки). Прежде за мной такого никогда не водилось, и я могу лишь предположить: свое дело сделали ежедневные пения наших участников. Кстати, чуть позже выяснилось, что не только в моей голове по утрам звучат мантры. Правда, в отличие от меня все остальные-то точно знали, кого за это благодарить — и его музыкальную подборку.

После утренней садханы и завтрака мы оперативно собрали свои пожитки и ровно в 7.45 тронулись в сторону местечка Дамбулла. Знаменито оно тем, что там находится так называемый Золотой пещерный храм, расположенный в пяти гротах естественного происхождения. Перед входом на территорию храма, как и во всех прочих святых местах на Цейлоне, мы послушно снимаем обувь, закрываем плечи платками и шалями и напоминаем себе о том, что повернуться спиной к Будде — признак крайнего неуважения и хамства. Но здесь довольно сложно уследить за количеством священных фигур и собственным местоположением по отношению к ним. Они тут повсюду, как ни поворачивайся! Каменные кельи приютили под своими сводами самую полную коллекцию статуй Будды, большинство из которых относится к возрастной категории «кому за 2000». Страшно представить: Иисус еще не родился, а к ногам этих статуй уже приходили молиться тысячи верующих паломников.

Мне показалось, что у всех фигур выражения лиц абсолютно разные. «Будды разные важны, будды разные нужны», — вырвалось у меня непроизвольно во время осмотра последней пещеры. На деле, скорее всего, именно так и есть — каждому посетителю рано или поздно открывается один-единственный, только ему предназначенный Будда.

То, что Шри-Ланка является демократической социалистической республикой, видно сразу: с одной стороны, повсюду можно встретить многочисленные стайки нарядных школьников (образование, медицина, униформа и учебники здесь бесплатные — типичная черта социализма). В то же время на крохотную Ланку с населением 21 млн человек (приблизительно столько же проживает в Москве, учитывая незарегистрированных «гостей столицы») приходится 52 (!) политические партии. Намек на этот рассадник демократии встречается сейчас (накануне выборов) на каждой пальме, фонарном столбе и заборе. Все города и веси плотно обклеены агитационными афишами, призывающими голосовать за того или иного персонажа, обещающего вывести Цейлон в авангард высокоразвитых стран чуть ли не за ближайшую пятилетку. Тем не менее годы идут, а ничего в этих краях не меняется: солнце по-прежнему садится в океан, самыми посещаемыми местами являются буддийские храмы, самым популярным напитком — чай (а не пиво, не виски и не кока-кола). В святых местах и музеях страны концентрация школьников наивысшая — мы встречали их повсюду. А вот агитлистовки, слава небесам, в храмах расклеивать запрещено.

Некоторым участникам нашего тура в одной из пещер повезло получить благословение — над ними прочитали молитву с пожеланиями всех благ на ближайшие 108 лет, а на руку повязали белую ниточку. Судя по тому, что эти «браслеты» до сих пор никто из везунчиков не срезал, смею предположить, что так они и прилетят в Москву. И я их хорошо понимаю — со всякой надеждой на благополучие, счастье и фарт очень трудно расставаться.

А уж тем более с той, что появляется неожиданно, да еще и в таком необыкновенном месте — крохотной намоленной пещерке, в которой число будд на один квадратный метр зашкаливает. Я, кстати говоря, свою ниточку тоже не срезаю, а иначе какой смысл был ее повязывать, верно же? Надеюсь также, что никто не срезал и маленький белый флажок из лоскутка хэбэшки, на котором смотритель пещеры помог мне написать фломастерами по-сингальски: «Дорогой Будда, пошли здоровья моему сыну...» — и позволил повесить эту тряпицу около понравившейся мне статуи. В России, кстати, мы делаем то же самое, зажигая в храмах тонкие восковые свечи.

Попытки посчитать точное количество будд в пещерном храме успехом не увенчались — их слишком много. Без сожаления мы бросили эту затею и двинулись дальше, а именно в сад специй. На самом деле, «сад» — это громко сказано (особенно это понимаешь, если выдается случай попасть в ботанические роскошества Перадении — парка, расположенного в 7 км от Канди), правильнее было бы сказать — «средних размеров клумба».

Сначала гид, как заботливый пастух, водил нас от деревца к деревцу, демонстрируя все прелести ароматного огорода и озвучивая уже давно знакомые названия: куркума, белый и черный перец, гвоздика, какао, сандал, кофе. А после привел на просторную веранду, где уже заранее были составлены в кружок стулья, напоил чаем с приправами и устроил презентацию по всем правилам: «В действительности наш сад расположен на территории государственного центра. Мы выращиваем растения, которые испокон веков используются в аюрведе — древнейшей медицинской традиции. Разрешите вам представить уникальные препараты, изготовлением которых славится наш центр...» За полтора часа красноречивый экскурсовод поведал нашей группе, какая мазь и какой сироп против каких болячек помогают. Дабы мы не запутались в рецептуре того или иного чудо-препарата, всем были розданы мини-памятки — на мой взгляд, исключительный образчик «высокой» лингвистики. Например, аннотация к таинственному лекарству под названием Vidyadi modakaya гласила: «Натуральный аюрведический восстановитель сил, способный увеличивать романтическую затею». Превосходно!

Чтобы гостям было легче дойти до аптечного киоска (расположенного на самом деле в двух шагах от огорода), бравые ланкийские архаровцы сделали всем желающим бесплатный (но, по отзывам, весьма недурной) массаж ног.

И действительно, не успела я оглянуться, как большинство наших йога-туристов уже брали штурмом аюрведическую лавку. Затоварились, по моим скромным подсчетам, на $2000 — 3000 в общей сложности, некоторым даже пришлось обратиться к товарищескому состраданию и одолжить рупий до ближайшего банкомата. Рекордсменом по части аюрведических закупок стала Валентина (уже постоянная героиня моих репортажей) — она накупила склянок, крынок, баночек и пакетиков аж на $800! По местным меркам, кстати, это сумасшедшие деньги, доход среднестатистического ланкийца примерно за полгода.

Одно хорошо: остальные полдня в нашем автобусе приятно пахло сандалом, ванилью, корицей, жасмином и еще десятками других пряных ароматов. Естественно, никто не удержался от того, чтобы не открыть свои прикупленные банки и не заценить экзотическое лекарство на запах, на ощупь, на вкус.

Пообедать решили в Канди. Заприметив по пути к ресторану невероятной красоты индуистский храм, я упросила водителя автобуса выпустить меня на пару минут, чтобы поближе рассмотреть статуи, украшающие фасад здания. Зрелище меня заворожило. Настолько, что, переводя взгляд от одной расписной фигурки к другой, я все больше убеждалась: хочу стать причастной к этому буйству красок, крайне позитивному и раскрепощенному взгляду на мир. Однако, как выяснилось, вступить в ряды индуистов невозможно: это единственная религия, которую нельзя принять, истинным последователем Кришны можно только родиться.

Во второй раз оказавшись в ланкийском ресторане, мы решили не искушать судьбу и снова остановили свой выбор на шведском столе, однако на этот раз , а всякой экзотической снеди — меньше.

Кстати, беседы о во время поездки не умолкают никогда, и сегодняшний день — не исключение. Алексей общается с участниками группы во время всех трапез и всех переездов. И это не считая тех лекций, что были заранее запланированы. Он рассказывает о происхождении мантр, нумерологии, кармических законах и тонкостях питания во время занятий — можно сказать, что лекционная часть составляет почти треть всего времени, посвященного йоге. Главное, чтобы ребятам нравилось, а судя по всему, именно это и происходит. Даже маленькая Элина не прочь иногда послушать истории в исполнении Меркулова.

Однако день пока не окончен! Впереди еще главный религиозный памятник Шри-Ланки — Храм Зуба (Шри Далада Малигава), святилище, в котором согласно легенде хранится на протяжении тысячелетий зуб Будды, одна из главных реликвий буддизма. При входе в храм нам дважды пришлось пройти процедуру личного досмотра — это печальное последствие террористических взрывов 1998 года. Ребята немного подустали, поэтому разбрелись по храму каждый в свою сторону. «Моя» сторона принесла мне встречу с алтарем, за которым находилась святая святых — комната, где в одной из семи шкатулок якобы покоится на бархотке бесценный зуб. Найти этот алтарь большого труда не составило, это мог бы сделать и слепой по аромату сотен цветов лотоса, которые приносят в дар Будде его почитатели, покупая их за символическую плату у входа. Также я смогла рассмотреть и множество прочих храмовых красот. Находиться в храме приятно, даже очень. Безмятежность здесь одерживает верх над ходом времени. Люди кажутся на редкость милыми и доброжелательными, буддийские монахи — ходячими пучками яркого оранжевого света, а аромат лотосов, орхидей и курительных палочек еще раз подтверждает очень точное, на мой взгляд, изречение: «Всякий храм есть в первую очередь сад»...

Под занавес дня кандийские танцоры продемонстрировали нам свое умение кружиться под звонкие барабаны, а также виртуозно вращать глиняные тарелки (каждый — штук по шесть-семь зараз), выделывать всевозможные акробатические кренделя, ходить голыми пятками по алеющим углям и поджаривать свои обнаженные торсы, словно бифштекс, пылающими факелами.

Это представление весьма впечатлило наших путешественников. В моей же памяти оно не задержалось. Причина — поездка на малогабаритном автобусе в кромешной тьме по горному серпантину к отелю Randholee Luxury Resort, где мы собирались устроиться на ночлег. Меня угораздило усесться рядом с водителем, а учитывая, что движение здесь официально левостороннее (по факту же — попросту хаотичное), то чувствовала я себя так, словно сама была за рулем. Сколько раз за этот путь мое сердце падало камнем на дно желудка от страха, я даже вспомнить не возьмусь. Меж тем, судя по тому, как весело посвистывал водитель, уверенно закручивая автобус на крутых поворотах, ничего особо выдающегося он не делал, кроме того что без происшествий доставил-таки нас к дверям новенького комфортабельного отеля, с террасы которого открылся умопомрачительный вид на ночной Канди. Одна тысяча звезд мерцала на склонах гор благодаря тому, что люди зажгли лампы в своих домах, а другая тысяча звезд холодной рассыпью блистала на потолке небесного шатра, — это, видимо, уже постарались будды.

Как говорится, «война войной, а обед по расписанию». То бишь красоты красотами, а тренировки не пропускаются. Несмотря на поздний приезд и массу впечатлений, режим было решено не менять: ужин и пять минут на то, чтобы принять душ, переодеться и с ковриком подмышкой добежать до конференц-зала. Потому что еще не было такого случая, чтобы йога кого-то ждала. И это наши герои усвоили на отлично.