Уже вторую ночь подряд ко мне, сидящей за столом и пишущей эти отчеты за чашкой цейлонского чая (к сожалению, в отелях пока еще ограничиваются лишь пакетированным Dilmah, но весьма неплохим), приползает небольшая янтарная ящерка с громадными для ее пропорций, круглыми и влажными, как у лемуров, глазами. Ведет она себя довольно необычно — забирается в блюдце, встает на задние лапки, передними цепляясь за край чашки, и в течение часа наблюдает за тем, как я щелкаю по клавишам ноута. Я для нее — такая же экзотика, как и она для меня, но в действительности мы с ней в данный момент являемся по сути одним и тем же: странным существом со странными поступками, которые вытворяем на глазах у другого странного существа. Впору было бы воскликнуть: «Ты и я — мы с тобой одной крови!» Хотя чего кричать — мы-то с ней и без того нашли общий язык почти сразу.

Кстати, общаться тут можно не только с ящерками (что с удовольствием при всяком удобном случае делают участники нашего тура). В отеле громадное количество бурундуков, снующих повсюду, можно встретить обезьянок (эти бесцеремонно прут все, что плохо лежит), мангустов, игуан, черепах, экзотических лягушек. Но главное — слоны, которых так мечтали увидеть многие наши герои! Они отсюда (а именно слоновий питомник) — в шаговой доступности. Но прежде чем отправиться туда, ребята стоически выдержали утреннюю садхану и почти в полном составе взяли штурмом Сигирию (в переводе с сингальского «Львиная гора») — довольно необычное и травмоопасное туристическое место, которое сочетает в себе одновременно экстремальный аттракцион и, если так можно выразиться, место силы.

Сигирия — это скала, массивный монолит из красного камня, на котором некогда (а точнее в V веке нашей эры) один король-неврастеник по имени Касапа, испытывающий манию преследования из-за родного брата, основал крепость. Укрылся на ней, а чтобы ему было там не скучно, на самой вершине скалы развел беспрецедентную роскошь: поставил внушительный дворец, соорудил бассейны, в которых должны были плескаться чувственные девы, разбил парк. Говорят, с помощью лебедок для короля даже поднимали слонов на эту неимоверную высоту. Чтобы увидеть то, что осталось от былой роскоши, мы решили преодолеть более двух тысяч крутых и скользких ступенек к вершине. В действительности, самое большое впечатление оставляет как раз подъем к останкам касаповских причуд, чем сами развалины дворца. А также необыкновенный вид, открывающийся со скалы, и, конечно же, дивной красоты фрески, на которых неизвестный художник-гений изобразил любимиц короля (так называемые облачные девы Сигирии).

На меня они произвели впечатление оглушительной силы — будто память неведомого мне до сегодняшнего дня вдруг покачнулась и ударила негромко в гонг, отчего в животе у меня на секунду все сжалось, и помимо ощущения невероятной красоты, пришло вдруг осознание таких непростых вещей, как вечность и бренность...

Ту невероятную энергию, с которой наши ребята преодолевают все экскурсионные завихрения (будь то вчерашняя пробежка по Полоннаруве или сегодняшнее трехчасовое восхождение на Сигирию), лично я могу объяснить только занятиями кундалини. Судите сами: они почти не спят, многие изменили рацион питания, на время поездки полностью отказавшись от мяса (некоторые ограничиваются только завтраком и легким ужином), занимаются несколько раз в день по 2-3 часа, и при этом я не слышала еще ни одной жалобы на усталость или недосып.

Но по-настоящему меня поразила другая вещь. Преодолев довольно сложное восхождение (явно тянущее на определение «не для слабонервных»), трое из группы признались, что в жизни испытывают ярко выраженную боязнь высоты. Например, Валентина (та самая, которая в свои 65 задаст жару тридцатилетним), дойдя со мной до самой высокой точки Сигирии, вдруг неожиданно сказала: «Вы знаете, Ник, я ведь выше второго этажа поднималась только однажды, в Севастополе, очень хотелось тогда взглянуть на море сверху... А вообще, я страшно боюсь высоты. А вот тут как-то вместе со всеми взяла и пошла-пошла-пошла...» «Валечка, не пошли, почти взлетели! И как Вам сейчас?» «Знаете, я очень довольна, очень!»

Наверху было достаточно времени, чтобы отдохнуть и заняться собой. Кто-то , расположившись на каменных плитах бывшего бассейна, другие, обозревая с высоты зеленое море острова, воображали себя птицами и воздушными змеями. Скала, и правда, крайне располагает к тому, чтобы с нее либо падать, либо взлетать. Как мне показалось, все наши, судя по их блестящим глазам, предпочли бы именно второй вариант.

Удовольствием Сигирия не обделила никого — в автобусе потом долго еще не смолкали восторженные голоса. Одним запомнились громадные львиные лапы, охраняющие некогда вход в величественный дворец Касапы, другим — головокружительный подъем и не менее рискованный путь вниз, третьим (как и мне) — преисполненные чувственности и нежности нарисованные девы.

По возвращении в отель Меркулов предложил не спешить с обедом, а провести занятие. Предложение было принято «на ура», и спустя 15 минут все уже собрались в беседке. Не знаю как остальных, а меня очень потешает (в позитивном смысле слова) отношение служащих отелей, в которых мы останавливаемся, к нашим занятиям. Безусловно, они прекрасно знают, что такое йога (благо, Шри-Ланка — давнишний сосед Индии), однако к нам они относятся с таким почтение и трепетом, как если бы мы занимались не кундалини, а магическим священнодейством. Хотя, наверное, по сути именно этим и занимаются наши герои на своих цветастых ковриках, старательно внимая инструкциям тренера.

Вечером группа разделилась: одни отправились на долгожданную прогулку со слонами, другие — в объятия специалистов по массажу. Закончился день традиционным вечерним занятием и пением . Завтра нам предстоит еще один короткий день, в который, теперь я даже уже не сомневаюсь, нам снова удастся впихнуть невероятное количество достижений: переезд в отель неподалеку от второго по величине города Цейлона — Канди, экскурсионные вылазки и, конечно же, целую серию занятий кундалини