В наш век культурные различия между народами уже не так очевидны, как 100–200 лет назад. Заметно это не только по тому, что весь мир, от Аляски до Бермуд, носит джинсы, ест гамбургеры и пользуется мобильниками. Но и по тому, как дружно весь мир борется с депрессией — болезнью, которую «придумали» и растиражировали по всему миру американцы.

Мне стало интересно: с каких это пор люди разных культур стали столь единодушны в своих взглядах на психическое здоровье (или нездоровье)? И что дает право американским ученым утверждать, что депрессия становится проблемой номер один современного человечества, когда медицинская антропология настаивает: у представителей разных культур психологические расстройства возникают и протекают совершенно по-разному?

Например, в своей книге Crazy Like Us (а также на страницах последнего номера журнала cientist ) американский исследователь Итэн Уоттерс пишет: «Из работ психологов и антропологов видно, что проявления симптомов психологических заболеваний у представителей разных народов отличны. Так, житель Центральной Африки, находясь в стрессе, жалуется в первую очередь на головные боли. А китайский фермер при таком же состоянии мучается мышечными спазмами в животе. В то же время беженцы из Сальвадора описывают свое нервное напряжение выражением "пожар в груди". Мало того, что люди разных культур по-разному переживают одни и те же психологические состояния. Но и сами эти состояния варьируются: например, японцам исстари свойственно переживание глубокой печали (по поводу уходящей осени или при звуках буддийского колокольчика). Но это ни в коем случае нельзя называть симптомом депрессии, хотя американцы именно так и расценивают подобную хандру».

Меж тем при всей разнице культур и мировосприятия (а значит, и при различном понимании психического здоровья) именно американская классификация сегодня используется во всем мире при диагностировании того или иного душевного расстройства. «Ни одному американскому психотерапевту, практикующему, скажем, в Кабуле или в Дели, даже в голову не приходит во время работы с пациентом учитывать его этнокультурные особенности, — пишет Уоттерс. — Он ставит диагноз так, словно этот человек, его пациент, только что покинул здание биржи на Уолл-стрит. При всем многообразии нюансов психологических расстройств американские психотерапевты в основном пользуются лишь четырьмя формулировками: депрессия, посттравматическое стрессовое расстройство, анорексия и шизофрения».

По экспорту этой четверки недугов США побили все мыслимые рекорды. Медицинский антрополог Гарвардского университета Артур Клейманн высказался по этому поводу: «Эти четыре заразы распространяются по миру со скоростью инфекционного заболевания, и виной тому орды западных психотерапевтов, которые прибывают со своими якобы благотворительными миссиями в регионы, пострадавшие от гражданских войн, террористических актов, стихийных бедствий и катастроф. Или просто приезжая в так называемые неблагополучные регионы и организуя там психологические кризисные центры».

Однако западные психотерапевтические миссии — не единственный способ расширить рынок сбыта для американских производителей антидепрессантов. Вот вам элементарный пример. Сначала в Малайзии, Сингапуре, на Филиппинах или, к примеру, в Танзании появляются заводы по пошиву кроссовок Nike, затем McDonald's и вскоре — антидепрессанты американского производства в местных аптеках. Другими словами, психоэкспансии предшествует навязывание и многих других стандартов — экономических, политических, социальных. Еще лет 50 назад трудно было представить, скажем, потомка мужественных самураев, который трепетал бы при мысли о неминуемой смерти или жил, меряя свое благосостояние лишь суммой на банковском счете. Теперь же образцом общества потребления можно назвать и Японию, и Китай, и современную Индию… Сегодня практически весь мир живет по западным стандартам, которые в основном задают США. А стало быть, и суждение о своем психическом состоянии сегодня представители многих культур, не оглядываясь на свои традиции, изменяют на американский манер. Раз живем как янки, то и болеть должны как янки…

Например, в журнале «Клиническая психология» канадский социопсихолог Лоуренс Кирмаер привел такой пример: «Разница клинических проявлений тех или иных психических расстройств у разных народов зависит не только от этнокультурных особенностей пациентов, но и от той системы здравоохранения, которая принята в данном социуме. Скажем, до середины 1990-х в Японии уже существовал диагноз "депрессия", но его клинические характеристики не имели ничего общего с американским аналогом этого заболевания. Японцев вообще отличала своя особенная система оценки печали, тревоги, подавленности, никак не схожая с западными представлениями. Меж тем многие западные фармакологические компании мечтали выйти на японский рынок сбыта. И что мы имеем сейчас? Сегодня благодаря западной пропаганде в СМИ в японском здравоохранении кардинально изменилась трактовка понятия "депрессия", она приобрела чисто американские черты, и тысячи современных японцев используют соответствующие препараты». Для справки: в 2000 году в Японии впервые стал продаваться пароксетин (антидепрессант) американского производства. В первый же год прибыль от его продажи составила 100 млн долларов, а в 2005-м — уже 350 млн. К сожалению, с тех пор все меньше и меньше японцев посещают синтоистские храмы и выбираются в парки по выходным (что прежде было для них святой традицией), чтобы, наблюдая, как облетают с деревьев сакуры белоснежные лепестки, вновь вспомнить о том, что жизнь прекрасна и без пароксетина.

Вторая по популярности душевная «болячка» — посттравматическое стрессовое расстройство. Официально оно было зарегистрировано в 1980 году. И именно Американской психиатрической ассоциацией (American Psychiatric Association)! Но уже сегодня этот диагноз — наиболее частый в отчетах психотерапевтов во всем мире. Медицинский антрополог Аллан Янг в одной из своих работ высказался: «ПТСР – самый грандиозный успех глобализации. Фактически Америка научила весь мир, как надо реагировать на психотравмы, игнорируя многовековые традиции тех народов, которые существовали за тысячи лет до появления американцев как нации».

Итак, от действительности не отвернуться — западный мир во главе с империей янки является законодателем мод во многих областях, и в сфере психического здоровья особенно. Основная причина — расширение рынка сбыта лекарственных препаратов (напомню, что фармакологический бизнес считается одним из самых прибыльных в мире).

Можно ли как-то этому препятствовать? Думаю, что да. И не поймите меня превратно, я не призываю вступать в ряды антиглобалистов, нет… Я за то, чтобы за свое здоровье, в том числе душевное, каждый здравомыслящий человек нес ответственность. То есть если вы выбрали здоровый образ жизни, изменили диету, не чувствуете себя больше новичком в фитнес-зале и можете из сотен видов массажа назвать свой любимый, то очень надеюсь, что и в минуты апатии или тревоги вы не сразу несетесь в аптеку за пилюлями против грусти. А вспоминаете о том, что еще тысячи лет назад существовали медитативные и релакс-практики, йога, цигун и тайцзи. И что на планете есть не только торговые улицы с бесконечными распродажами, где проводит свой отпуск и зарабатывает дополнительный стресс каждый третий житель Европы, но и красивейшие заповедники, далекие от грохота цивилизации, куда весьма полезно сбегать время от времени. Хотя бы за тем, чтобы в тишине и умиротворении вспомнить, что вы человек, а не машина для переработки новинок фарминдустрии…