Итак, психолог Дуглас Кенрик, профессор социальной психологии Аризонского университета (Arizona State University) совместно с коллегами Джессикой Ли, Джейсоном Уиденом и Адамом Коэном провел довольно масштабный опрос, выясняя, какое влияние оказывает религиозность на психологию верующих, является ли она величиной постоянной или, как и, например, любовь к супругу или супруге, протекает волнообразно. Часть этой работы он описал в своем . В общей сложности в опросе приняли участие более 20 000 обывателей старше 30 лет, а также около 1000 студентов четырех ведущих американских университетов. В ходе исследования Кенрик выяснил, что:

— большинство американцев предпочли бы создать семью с партнером, который стремится к духовному развитию и религиозен;

— верующие люди в глазах американцев более сексуальны и привлекательны, чем атеисты;

— пики религиозности приходятся, как правило, на периоды, когда человек чувствует некоторую неуверенность в себе, конкуренцию со стороны других людей, а также потребность в общении, любви, сексе или браке (особенно четко это прослеживается в среде современной молодежи);

— почти 96% верующих заявили, что приверженность к богу в любых, даже самых катастрофичных стрессовых ситуациях или при депрессии помогает выйти из негативного состояния куда быстрее, легче и эффективнее, чем самый современный антидепрессант.

Другими словами, резюмировать можно так: чем человек более религиозен (а я бы на месте Кенрика постаралась быть максимально корректной и сказала бы, что чем человек более одухотворен), тем он более привлекателен, соблазнителен и застрахован от .

Хм… Не знаю как у вас, а у меня по обоим пунктам (и касательно депрессии, и относительно сексуальности) возникли ремарки. Во-первых, не спутал ли профессор сексуальную привлекательность с брачной и репродуктивной? Пардон за прямоту, но если человек ищет себе партнера на ночь или на время секс-тура на Ямайку, то явные признаки религиозности его, скорее, отпугнут, нежели привлекут. Другое дело, когда выбирается спутник на всю жизнь. Тут, действительно, в чести оказываются и моральные убеждения, и принципы, и чистота взглядов, и верность, честность и так далее — все то, чем обычно обладают духовно развитые и верующие люди и что было бы не стыдно передать потенциальным потомкам.

С другой стороны, оставляю право голоса и за приверженцами, например, гностических вероучений (в том числе и христианских), утверждающих, например, что именно во время сексуальной разрядки человек максимально приближается к богу. Но в таком случае во главу угла стоило бы поставить именно сексуальную энергию, которая дает толчок для духовного роста (а не наоборот).

Во-вторых, из работ американских психологов, участвовавших в исследовании профессора Кенрика, я так и не поняла, кто такие «верующие и духовно богатые люди»? Вот, например, я… Нечасто оказываюсь в храмах и церквях (чего греха таить — крайне редко), но все время заглядываюсь на облака и на светлые лица людей — это признак веры или нет? Я крестила своего сынишку в серебряной купели Александро-Невской лавры, а потом мы оба — оголтелые, счастливые и смешные — провели мой день рождения в буддийском дацане, и не было в моей жизни дня теплее, чем тот. Это как, имеет отношение к религии? Я знакома с законами биологии и при этом убеждена, что папа не умер 20 лет назад, — это вера во что? И кто еще, как не мои личные боги — Модильяни, Ромен Гари, Тони Моррисон, Дэвид Митчелл и Нина Симон — делают меня сексуальной, отважной, понятливой и настоящей? Они — мой личный пантеон, но имею ли я право так выступать перед теми, для кого настольной книгой является Библия, Коран или, скажем, Тора? Эх, одни вопросы у меня…

Однако кое о чем я могу сказать с полной уверенностью (и это в-третьих). Насчет того, что вера — лучший антидепрессант. То, что американские психологи, пройдя головокружительно длинный путь научных изысканий, уперлись в истину, известную человечеству испокон веков, по меньшей мере очень предсказуемо. Да, духовность и вера (не будем уточнять, во что и в кого именно — это здесь не суть важно) делают людей терпимее, благороднее, красивее, спокойнее, прочнее и крепче, чем они есть сами по себе, а разве кто-то это когда-нибудь пытался оспорить?! «Во время депрессийлюди становятся более религиозными, — пишет Кенрик. — Чаще ходят в церковь и обращаются к богу». Эка новость! А к кому же им еще ходить, когда с души воротит и хваленый прозак не помогает?

В общем-то, утверждая, что вера в бога является мощным антидепрессантом, ученые как минимум позаимствовали эту мысль у кого-то, кто был, по всей видимости, еще современником Святого Петра…

А вы как думаете, в чем тут дело: в богах, которых мы выбираем (или которые выбирают нас)? В силе убеждений? В той точке опоры и тех парусах, которые дают вера и духовный прогресс?