На новостных лентах пишут, что дело было так. Хайнц Мюллер, 46-летний мужчина из немецкого города Мюнхен, познакомился в интернете с некой женщиной из Бразилии, которая ему крайне понравилась. Так понравилась, что он бросил все, купил билет на самолет с серебристым крылом и отправился прямо в бразильский город Кампинас. Но избранница этого горячего немецкого Хайнца отвергла, вернее, попросту отказалась с ним встречаться. И тогда горе-любовник остался жить в аэропорту Кампинаса, словно герой фильма «Терминал».

Короткая и в общем-то довольно романтическая история. С моей точки зрения. А с профессионально-психологической? «Действительно, история красивая, — сказал мне юнгианский аналитик Станислав Раевский. — Если рассуждать внутри стереотипов, то немцы ассоциируются с некоторой рациональностью, бразильцы — с эмоциями. Тем более немецкие мужчины и бразильские женщины. Мужчины вообще часто проецируют на женщин эмоциональность, страсть и отсутствие логики — все то, что называл “анима”, душа. Возможно, наш герой пытался в Бразилии встретиться со своей анимой? А оказалось, что у него самого огромный потенциал внутри! Часто то, чего нам не хватает, мы пытаемся найти в другом человеке. Но искать нужно в себе — через , , . Эти практики показывают: то, что ты ищешь, находится внутри тебя».

А в аэропорту этот Хайнц остался потому, что не может смириться с тем, что его отвергли? «Да, и тут мы попадаем в область детских травм, — объяснил мне поведение брошенного мужчины Раевский. — Ребенок не может оставаться без мамы. И когда мама по какой-то причине оставляет его надолго, он сначала сопротивляется, пытается привлечь к себе внимание, а потом уходит в себя, как бы выключает эмоции. Во взрослом состоянии, во время влюбленности, когда человека бросают, он регрессирует до состояния маленького ребенка: я буду здесь ждать маму, пока она не вернется».

Я задумался о превратностях любви. И внезапно обнаружил, что эта история, может быть, и не о любви вовсе. Ведь никто не знает, существует ли бразильская девушка на самом деле. «Сетевая анонимность предполагает некоторую безответственность и, с другой стороны, доверие, — подтвердил мои предположения психолог, радио- и телеведущий . — Если никто не знает, кто ты на самом деле, можно говорить о себе все что угодно. Тебя не видно и не слышно, ты скрываешься за буквами и безо всякого стыда представляешься кем угодно, хоть Папой римским».

В общем, еще неизвестно, была ли бразильская девушка. Может, вместо нее писал бородатый мужчина средних лет?

А если пойти еще дальше, можно ведь вообще предположить, что и любви никакой не было, просто немецкий мужчина Хайнц выбрал такой способ самопиара. так поступать. «Это виртуальная история, все может быть придумано, — согласился со мной Новодержкин. — Мало того что “влюбленные” общались через Сеть, так и мы узнали об этом на новостных сайтах. Все оцифровано, прямо как у Пелевина. Зато про этого мужчину из Германии теперь все говорят».

Но если представить, что и девушка, и любовь все-таки были, история становится похожей на триллер. Раз немец приехал, значит, он знал, где она живет, то есть она ему это сообщила. Значит, она его ждала, но в какой-то момент передумала. Вопрос — когда? И почему? Увидела его фото? Или просто испугалась, потому что у нее, к примеру, муж и ребенок? Или он прилетел без приглашения и четкой договоренности, и ей стало ясно, что он слегка… э-э-э… слишком импульсивен? «Возможно, он как-то показал, что сильно не в себе, и именно тогда она решила с ним не встречаться, — рассуждает Новодержкин. — И оказалась права. Потому что о его психической сохранности и говорить нечего — он же почти месяц живет в аэропорту! Так что будем надеяться, что он ее не найдет и не навредит ей».

Вот так взирают на эту историю психологи. Но я все равно буду думать о ней как о красивом, хоть и несостоявшемся романе. Потому что верить в любовь и в то, что сердце может быть разбито, мне значительно приятнее. А вам как кажется, была ли это любовь? Помешательство? Или пиар?