Принято считать, что начало празднику положили кельты, обожавшие, пардон за игру слов, всевозможные культы. Одним из самых почитаемых кельтских богов был владыка мира мертвых Самхэйн. Ему и отдавали дань прекрасные язычники в преддверии холодов (1 ноября у кельтов начиналась зима). Само собой, поклонение главному покровителю мертвецов сопровождалось особыми ритуалами и жертвоприношениями, в которых, однако, простолюдины если и участвовали, то только в роли ягненка на заклание. Обряды же проводили исключительно жрецы, закамуфлированные под нечисть.

Римляне, захватившие кельтские земли в начале эры, не слишком впечатлились личностью Самхэйна, но уважение к миру мертвых все же проявили, поэтому просто переориентировали 31 октября в день поминовения грешников. Дальше остается только гадать, каким именно образом этот день, который было принято проводить уединенно, в скорбных молитвах, трансформировался в развеселую вакханалию международного значения. Отрадно само по себе то, что это вообще произошло. Потому что, на мой взгляд, любое действие (тем более такое масштабное, как Хэллоуин), помогающее на время превратить трагедию в фарс (а смерть — в веселье), достойно существования во веки веков. Ведь смех (и здесь я никакой великой тайны не открою) — своего рода психотерапевтическая двустволка: из одного ствола наносится удар по самым темным и негативным переживаниям, из другого — дается мощный заряд положительных эмоций.

Так вот, смею предположить, именно потому так живуч и так популярен Хэллоуин, что люди подсознательно ищут повод посмеяться над своими страхами. А насмешка, между прочим, по мнению психологов, — не что иное как примитивный, но весьма действенный способ показать «кто здесь хозяин».

Второй по популярности способ решения той же психологической задачки — наделить страшное особой эстетикой. Именно поэтому на хэллоуинском параде в Нью-Йорке в толпе нетрезвых студентов можно встретить не только уморительных вурдалаков и покалеченных мертвецов, но и синюшных красавиц с томными лицами в сопровождении элегантно одетых молодых вампиров. Вспомните Дракулу — по всем описаниям он был магнетически прекрасен. А всякие русалки и сирены, сделавшие искусство соблазнения своим ежедневным промыслом?! Примеров тьма. Смерть (так же, как и угроза смерти) обладает для человеческого подсознания особой притягательной силой, даже загадочным очарованием. Ведь в ее природе лежит та же вселенская энергия, которая порождает и питает саму жизнь. Именно отсюда, кстати, растут ноги у древнейшего увлечения всевозможными оккультными штучками (гаданием, спиритизмом, алхимией и так далее) и тяги ко всему ужасному. Посмотрите, с каким восторгом детки пересказывают друг другу историю про гроб на колесиках (сюжет всегда один, только пассажиры черного ящика от рассказа к рассказу меняются)! И обратите внимание, с каким азартом обсуждают пенсионеры очерки криминальной хроники, милицейские сводки по району и кровавые подробности из романов Марининой, — сколько жизни в их глазах, сколько энергии!

Возьмите эти наблюдения на заметку, в обычной жизни они вам тоже пригодятся: чтобы обезоружить страх, надо сделать его либо смешным, либо сексуальным (в смысле привлекательным). Опираясь на свой личный опыт, советую выбирать первый вариант — и изобразить легче, и по ощущениям намного позитивнее.

На протяжении уже почти двух тысячелетий каждый год, 31-го октября, люди празднуют Хэллоуин. Так будет и в ближайшую субботу — поклонники бесовского праздника облачатся в тряпочки by Hell, нарисуют лица пострашнее и пойдут корчить рожи — одна другой противнее. Но я готова голову отдать на отсечение: под каждым ведьминским колпаком будет скрываться абсолютно серьезная и глубокая надежда, что у самого древнего нашего страха — страха смерти — глаза хоть и велики, но и их габаритам есть предел. Зато смотрите, как комично мы отражаемся в черных зрачках потустороннего мира — в нахлобученных балахонах и шляпах, с дурацкой тыквой в руках и нарисованной кровью на лицах! Умереть можно со смеху (что, между прочим, куда приятнее, чем скончаться со страху).

Интересно, как вы проведете свой Хэллоуин?