Я всегда была сторонником утверждения, что любые теории и системы, какими бы сложными они ни казались на первый взгляд, могут (и должны!) адаптироваться к жизни простого обывателя. Зачем нам великая мудрость, так же как и великие открытия, если ими невозможно пользоваться в обычной жизни?! В конце концов, придумали же однажды китайцы тончайший фарфор — и теперь весь мир прихлебывает из изящных чашек кофе и чай. Придумали шелк — и сегодня в каждом дамском гардеробе найдется шелковое платье или платок… Точно так же в XV веке мудрые мужи Поднебесной сочинили сборник хитроумных уловок, чтобы великие китайские полководцы во веки веков оставались непобедимыми. И что знает современный мир о китайских стратагемах? Ничтожно мало. Лишь узкий круг профессионалов, чья эффективность зависит от способности мыслить стратегически, юлить и изворачиваться (психологи, дипломаты, политики, адвокаты и т. д.), сумел адаптировать для себя поднебесные хитрости, гарантирующие победу в любой ситуации.

А раз смогли они, то почему бы и мне не воспользоваться уже адаптированными текстами стратагем в сугубо личных целях? Благо найти их в сети несложно (например, здесь).

Вот вам пара примеров того, как безупречно поработала древняя китайская мудрость на мой современный западный эгоизм.

...Родители близкого друга Матвея настойчиво сватали за него некую провинциальную барышню. Мол, самые скромные и приличные кандидатки в жены непременно должны происходить из глубинки. Матвей свою избранницу помнил смутно, последний раз они виделись во время летних каникул, когда оба еще ходили в начальную школу. Вообще-то мой приятель рассчитывал наладить семейное счастье своими силами, но с родителями ссориться не хотел. Так или иначе, было задумано устроить решающие смотрины на территории жениха. Одна беда — самарский поезд приезжал в столицу глухой ночью. Я как друг семьи, с одной стороны, и как человек, живущий в относительной близости от вокзала, — с другой, предложила разместить гостью до утра у себя.

В 3.15 мы — я, барышня Оля из Самары и ее четыре чемодана — ввалились в дом. Вроде спать ложиться уже поздно, а прихорашиваться на свидание с будущими родственниками еще рано. Я уж было раскрыла рот с предложением о кофе, как неожиданно провинциальная барышня расслабилась, щелкнула языком и произнесла: «Ну что, москвачка, мож водочки за знакомство?» Ничего себе, подарочек из глубинки…

Матвея я люблю, он мне как брат. Мы с ним знакомы три тысячи лет и никогда друг друга не подводили. Одним словом, надо было незамедлительно что-то делать. Из сборника китайских стратагем ближе всего к ситуации подходила десятая — «скрыть в улыбке кинжал». Прямо скажу, благородства в ней ни на грош, но спокойствие Матвея стоило того, чтобы закрыть на это глаза. Суть стратагемы сводилась к следующему: с помощью липового доброжелательства расстроить планы «противника». В интересах дела пришлось сыграть в гостеприимную хозяйку и пожертвовать половиной домашнего бара.

К семи утра прекрасная Оленька наклюкалась совсем не по-чеховски. Она сыпала прибаутками, поражалась моей щедрости и убеждала меня, что обрести благопристойный вид она сможет буквально минут за 15. Ровно в восемь раздался звонок в дверь. «Ну, где наше сокровище?» — на пороге стояли сияющие родители Матвея.

«Сокровище», опираясь на стены, с трудом преодолевало коридор. Саратовский макияж уплыл, прическа приобрела угрожающий вид, от барышни несло дорогим алкоголем и дешевыми духами… Спустя пару дней Оле купили билет на «скорый» и отправили восвояси. Чинно, деликатно, без объяснений и возражений. И перестали наконец атаковать родительскими советами доброе сердце Матвея.

И нечего упрекать меня в ханжестве и непорядочности! A la guerre comme a la guerre, как говорится. И потом, за уши ведь милую барышню никто не тянул…

А вот вам другой пример, более примитивный, зато в этическом отношении абсолютно достойный.

Перед очередным компанейским отпуском мы с друзьями страшно паниковали. В том, что Павел, наш общий неторопливый друг, который ни разу в жизни никуда не пришел вовремя, опоздает на самолет и на этот раз, никто даже не сомневался. А это значит, что международная группа альпинистов, к которой мы должны были примкнуть в точно назначенное время, грозила уйти в горы Тянь-Шаня определенно налегке, а именно без нас. Сбор в аэропорту разрабатывали, как план Барбаросса, и только Пашкино халатное отношение ко времени портило весь расклад.

Сама собой напросилась первая же стратагема из сборника. Она называется «обмануть императора, чтобы он переплыл море». В двух словах суть уловки сводилась к следующему: ложь во благо — не грех, особенно если на карту поставлены великие цели.

Ради Пашки мы наступили на горло коллективной совести и вручили ему липовый билет, ловко состряпанный знакомым дизайнером. Время Пашкиного вылета отличалось от настоящего ровно на три часа. Пашка у нас микробиолог, а не таможенник, поэтому подвоха не почуял. В аэропорт он примчался ровно 41 минуту спустя после того, как поднялся в воздух его мнимый самолет. Зато на регистрацию нашего реального рейса мы стартовали в числе первых и, что самое приятное, в полном составе.

...После таких историй никто уже не сможет меня переубедить в том, что каждая из 36 китайских стратагем пригодна к использованию в повседневной жизни. И для этого абсолютно не обязательно погружаться с головой в поток китайской мудрости, особенно если чувствуешь себя в нем, как свинья в апельсиновом саду. Достаточно задаться целью, выбрать подходящую к ситуации стратагему и действовать по плану. И не смущаться клише Made in China, потому что в данном случае оно сродни знаку качества. Дерзайте, если китайский подход показался вам интересным. И не забудьте поделиться, как все прошло.