С точки зрения ученых из SENS (Strategies for Engineered Negligible Senescence — Стратегии моделируемого незначительного старения), старение — это не печальная неизбежная реальность, а всего лишь накопление мутаций и других повреждений в клетках организма. Соответственно, создав технологию устранения возрастных повреждений ДНК, можно предотвратить старость. Вокруг этой утопической идеи профессору биологии Обри де Грею удалось собрать десятки крупных ученых, работающих в Кембридже.

Де Грей и его сторонники выделили семь повреждений, происходящих на молекулярном и клеточном уровнях.

1. Мутации клеточного ядра, вызывающие рак.

2. Митохондриальные мутации. Митохондрии — это компоненты клеток, которые служат главным источником энергии в клетке. Следовательно, мутации митохондрий в ДНК нарушают обмен энергии, тем самым вызывая старение.

3. Внутриклеточные скопления. В клетке постоянно происходит разрушение белков и других компонентов. Большая часть их выводится из клеток, но кое-что остается внутри. Продукты распада — это «внутриклеточный мусор», который создает так называемые скопления, повреждающие клетку. Этот процесс служит причиной атеросклероза, нейродегениративных расстройств вроде Альцгеймера и других болезней возраста.

4. Внеклеточные скопления. Повреждающие «мусорные» белки, описанные выше, также накапливаются во внеклеточной среде (в крови, лимфе и межклеточном веществе) и тоже служат источником возрастных патологий.

5. Гибель клеток. Некоторые погибшие клетки не заменяются новыми или новые клетки появляются медленнее, чем погибают старые. Поэтому, например, с годами слабеет сердечная мышца. Этот же процесс лежит в основе ослабления иммунной системы и болезни Паркинсона, которой страдают пожилые люди.

6. Клеточное старение — процесс, при котором клетка не погибает, но утрачивает способность к делению, начинает выделять повреждающие белки и прочие вредоносные вещества. Это приводит к развитию сахарного диабета и ослаблению иммунитета.

7. Межклеточные связи. Клетки соединяются между собой специальными белками. С возрастом таких белков становится все больше, что приводит к разным патологиям. В частности, ткани теряют эластичность, в сосудах образуются атеросклеротические бляшки, развивается старческая дальнозоркость и так далее.

ВЛАДИМИР ВИШНЕВСКИЙ  поэт

Найдя способы решить эти глобальные проблемы, де Грей и коллеги надеются продлить человеческую жизнь на порядок, а то и больше. Амбициозные ученые планируют не только разработать технологию вечной молодости, но и сделать ее доступной каждому.

Счастливое будущее, по мнению де Грея, наступит совсем скоро. Каждый метод, способный устранить одно из семи повреждений, или уже работает в некой предварительной форме (в клинических испытаниях), или основан на технологиях, которые существуют. Осталось только эти методы объединить. «Это означает,— говорит де Грей,— что все части проекта могут превратиться в работоспособные решения применительно к мышам в течение всего лишь десяти лет, и еще десять лет потребуется, чтобы перевести эти технологии на людей. Тогда мы, конечно, все еще будем умирать — от невнимательного пересечения дороги, от укусов змей или нового типа гриппа, но не тем „затянутым” способом, которым большинство из нас умирает в настоящее время».

Разумеется, у концепции де Грея немало критиков в научных кругах. Профессор Университета Иллинойса Джей Ольшански (S. Jay Olshansky) считает проект излишне оптимистичным: «Что общего между древними поставщиками физического бессмертия? Они все мертвы. Соблазн бессмертия просуществует, без сомнения, дольше, чем его сторонники. Чтобы быть справедливым, нужно сказать, что наука о старении прогрессирует стремительно. Но ничто в геронтологии и близко не подходит к выполнению впечатляющего обещания вечной жизни».

Поиски вечной жизни де Грей ведет не только в научных рамках. В частности, он возглавил движение трансгуманизма, главная идея которого состоит в том, что технологии вскоре смогут не только совершенствовать тела, но и подключать к ним «небиологические части» вроде дополнительной памяти и интеллекта.