Расхожая девичья мечта «что бы такого съесть, чтобы похудеть» имеет ряд логических продолжений: «как бы валяясь на диване подкачать попу», «что бы выпить, чтобы избавиться от целлюлита» и т. д.

Мысль «что бы на себя намазать, чтобы повеселеть и поумнеть» лично мне в голову не приходила, но наверняка многие барышни мечтали именно об этом. Недаром нейрокосметика, призванная воздействовать не только на кожу, но и на мозг, объявлена главным косметическим трендом года, и шумихи вокруг «кремов для настроения» хоть отбавляй.

Идея на первый взгляд проста и изящна: кожа — самое большое рецепторное поле человека, с огромным количеством чувствительных нервных окончаний. Через них теоретически можно воздействовать на  нервную систему — снимать стресс или напряжение, улучшать настроение и даже память. Впервые этот вопрос обсуждался в 2004 году на международном конгрессе химиков-косметологов в Нью-Йорке. Тогда профессор Леонард Мизери предложил определение нейрокосметики: «Это безопасная, нетоксичная косметика, которая оказывает выраженное положительное действие на нервную систему, влияя на рецепторы, расположенные в верхних слоях кожи».

Первые подобные средства стали появляться только в 2010 году. Это, например, крем Hydra Zen от Lancome, обещающий увлажнить кожу и избавить от стресса; французская линия Six La Beaute, которая должна омолодить и улучшить настроение; успокаивающий корректор для глаз Payot; линия BioAge USA, «позволяющая мгновенно проснуться». Все это чудесное воздействие кремы должны, по задумке разработчиков, оказывать за счет содержания ноотропов. Это весьма обширная группа веществ, которые стимулируют кровообращение, рост клеток в мозге, выработку в нем гормонов счастья, тем самым улучшая память, мышление и настроение. Ноотропные препараты врачи прописывают в форме таблеток. Но включать их в состав кремов?

Эта идея кажется странной. Во-первых, непонятно, каким образом они могут усвоиться. Большинство кожных нервов находится в глубоких слоях, и «достать» до них обычное косметическое средство не может. «Действительно, нервный аппарат расположен преимущественно в дерме и гиподерме. Некоторые нервные волокна имеют ответвления в эпидермис, но их не так много», — говорит Андрей Карпенко, дерматолог, специалист по гистологии кожи.

Тогда уж эффективнее, наверное, толочь таблетки ноотропила и использовать как скраб — чтобы максимум вещества попал в кожу. А кремы с приставкой «нейро» всего лишь «обогащены» ноотропами — что на практике означает ничтожное содержание активного компонента. Кстати, эти компоненты могут быть вполне натурального происхождения: ноотропным эффектом обладают гинкго-билоба, женьшень и экстракт мирабилиса. Впрочем, могут быть и химическими. Американский психолог Линда Пападопулос в своей серии Psy Derma подключит тяжелую артиллерию — психостимулятор идебенон, который прописывают в качестве антидепрессанта и отпускают строго по рецепту.

Кремы Psy Derma продают, конечно, без всяких рецептов. Весьма сомнительно, что через эпидермис ноотропное вещество может подействовать на нервную систему. Для этого оно должно как минимум проникнуть в дерму — но тогда это будет уже не косметика, а настоящее лекарство.

«В этом большая проблема нейрокосметики, — говорит Роб Троу, владелец компании DermoConcepts. — Ее очень сложно грамотно легализовать. Многие ноотропы обладают выраженными побочными эффектами, а потому запрещены к использованию в некоторых странах мира. Более того, косметическое законодательство Европы и США запрещает подобные вещества в составе кремов. Если появится по-настоящему эффективное средство, оно должно проникать в глубокие слои кожи и, соответственно, сертифицироваться как медицинский препарат».

Но это, конечно, уже совсем другой разговор и тема будущего. Для того чтобы сделать (и запатентовать!) косметику, достойную приставки «нейро», потребуется еще время и исследования. Пока получается, что маркировка «нейрокосметика» — не более чем рекламный ход. Точно так же, как «натуральный» крем может не содержать почти ничего натурального, «нейросредства» на уровне нервной системы не работают.

Впрочем, всегда остается эффект плацебо. Некоторые блогеры пишут, что, пользуясь нейрокосметикой, активно думали о том, что становятся счастливее, и действительно становились. Порадуемся за них.

Справедливости ради скажу, что косметика на самом деле давно влияет на нервную систему. Ароматы эфирных масел, приятная текстура и цветотерапия косметики действительно снимают стресс. В некотором смысле существующие средства лучше любых ноотропов, ведь никакой крем с мощным ноотропом не доставит такой же кайф, как аромаванна, широдара и долгий тайский массаж.