Я честно осилила постановление Еврокомиссии — несколько страниц убористым шрифтом, , касающихся требований к лабораториям, упаковке, распространению. И главное — к составу средств. Приведу самые важные из них.

Итак, с 2012 года (именно тогда закон вступит в силу) европейские производители должны будут прилагать к каждой баночке подробную, как для лекарства, информацию о возможных противопоказаниях. На том же листочке надо будет указать, каким образом и какими организациями та или иная косметика тестировалась. Кстати, о тестировании. В постановлении есть туманный пункт «Сделать все возможное, чтобы свести к нулю испытания на животных, при условии, что найдется эквивалентный метод». В качестве «эквивалентного метода» Еврокомиссия предлагает проводить тесты in vitro — опыты на живых клетках и образцах кожи, взятых у людей-доноров. Но не на живых существах. Для справки: сегодня в испытаниях одного крема обычно участвуют минимум три кролика — их нежная, тонкая кожа чутче всего реагирует на всевозможную химию.

Другой камень преткновения — использование наноингредиентов. Загвоздка в том, что информации об их однозначной пользе или вреде еще нет. Так что в постановлении Еврокомиссии есть такой лирический абзац: «Мы понимаем, что в будущем нанотехнологии будут применяться повсеместно, а потому сделаем все возможное, чтобы они служили только на благо нашим потомкам». Из конкретики: производителей обязывают отдельной строкой указывать на этикетке, что в средстве имеются эти самые наноингредиенты. Это требование Еврокомиссия предлагает распространить на все страны мира и пару дней назад даже собрала по этому поводу .

Строгие запреты также будут действовать на использование канцерогенов, мутогенных веществ и ингредиентов, плохо влияющих на фертильность. Последнее касается в первую очередь косметики с отдушками и ароматизаторами, в которой зачастую содержатся петрохимикаты. Об этом я подробно . Состав косметики и применение потенциально опасных веществ будут регулировать специальные лаборатории и комиссии.

Россия, увы, в Евросоюз не входит. А потому нас такие разумные требования не касаются. Например, закон, обязывающий производителей указывать полный состав средства, у нас вводить не собираются. «Поэтому на этикетке может быть написано “растительные экстракты, витамины, парфюмерная композиция” без точных пояснений, что это такое», — говорит кандидат биологических наук Анна Магралина.

Есть еще одна проблема. По нашему законодательству косметическая продукция (как и почти вся остальная) проходит дорыночную сертификацию. То есть получает одобрение Госстандарта до того, как поступает в продажу.

«Это дает прямую возможность для фальсификации товара, — утверждает Сергей Духанов, исполнительный директор Ассоциации производителей парфюмерии, косметики и бытовой химии. — На сертификацию отправляют одни образцы, а потом распространяют средства с совершенно другим составом. А на точках проверяют в лучшем случае свидетельство Госстандарта. В сами банки никто никогда не лезет».

В Европе система сертификации несколько иная. Впервые выставляясь на рынке, бренд тоже обязан предварительно зарегистрировать и протестировать свою продукцию. А затем, при выпуске новых средств, та же компания делает это абсолютно свободно, без какого-либо государственного контроля и берет всю ответственность на себя. Потому что этот контроль осуществляют потребители. Они могут подать в суд, запросить независимую экспертизу, если крем или лосьон показался им подозрительным. Более того, во всех странах Евросоюза есть специальные организации, которые периодически закупают партии косметики и тестируют ее. Если все в порядке, производитель об этом и не узнает. Если нет, ему буквально конец.

А вот в России аккредитованные лаборатории, которые осуществляют дорыночные проверки, часто предлагают «экспертизу за два часа». Она стоит в несколько раз дешевле и подразумевает примерно вполовину меньше анализов, чем нужно. Но сертификат выдается тот же самый. Эта типично отечественная практика, естественно, очень популярна у производителей.

Правда, у нас строжайшим образом регулируют лечебную косметику — она должна быть проверена и зарегистрирована как медицинское средство. Также отдельно отслеживается содержание спирта — оно не имеет права превышать 1,5%. В Европе и Америке, например, законов о спиртосодержащих веществах нет.

Кроме того, у нас строго контролируется токсичность ингредиентов косметики. А вот про их экологичность в законах ничего не сказано. Равно как и про этичность процесса производства. Но это, считают эксперты, вопрос времени. «Для вступления в ВТО нам придется решить все проблемы такого рода и перенять большинство мировых стандартов качества, в частности касающихся экологии», — утверждает Сергей Духанов.

Самое печальное, что Россия — рай для последователей доктора Моро. Ведь по нашим законам вся косметическая продукция должна тестироваться на животных. Некоторые компании по собственной инициативе пробуют другие способы (тот же in vitro), но их меньшинство. Остается верить: русские кролики настолько суровы, что от многочисленных испытаний кремами становятся только сильнее, больше и злее.