Опыт с шоколадом 13 октября 2009 года провела Пегги Мэйсон, профессор нейробиологии Чикагского университета. Она выявила, что крысы, чувствуя боль, из множества предложенных лакомств выбирают шоколад и тут же заметно успокаиваются. Болевые рецепторы притупляются, и организм начинает вырабатывать естественные обезболивающие ферменты. Пегги полагает, что подобный механизм есть и у людей.

Я решил проверить это на себе. Повод тут же нашелся — после силовой тренировки в Dr.Loder болела спина. Я отправился на шоколадное обертывание в клубный спа-центр. «Отличный выбор! — похвалила меня администратор Елена Копьева. — В нашем центре используют швейцарский шоколад, изготовленный по оригинальному рецепту специально для косметических целей. Будете сверкать, как конфетка в золотой обертке!» При этих словах я немного насторожился, но решил не волноваться раньше времени.

Процедура началась с мягкого пилинга. «Что-то вы напряжены. Может, музычку?» — спросила мастер Диана и, не дождавшись ответа, включила центр. Из колонок запрыгали скрипящие звуки, и я распрощался с надеждой на релаксацию. В кабинете было довольно прохладно, и через полчаса, как только пилинг закончился, я чуть не бегом бросился под горячий душ, а когда вернулся, вся спа-зона благоухала растопленным шоколадом.

…Ох, как приятно, когда на тело массирующими движениями густо наносят теплую шоколадную массу! Появляется приятное покалывание — шоколад проникает в открытые поры. Метафоричность происходящего вызывает улыбку: так вот что значит быть в ШОКОЛАДЕ, а если еще и блондинкой…

Я не удержался и тайком попробовал массу на вкус — самый что ни на есть настоящий шоколад, только жутко горький. Зато аромат опьяняющий: пахло одновременно детством, днем рождения, Новым годом и Бабаевской фабрикой. Наконец-то по телу поплыла долгожданная тягучая расслабленность.

Диана обернула меня многослойными полотенцами и застегнула на груди кокон наподобие спального мешка. Мешок еле застегивался, наружу торчали плечи и голова.

— Что-то маловат для вас! — резюмирует кондитер.

— Да вроде я не толстый.

— Зато слишком высокий.

Действительно, при росте 185 см лежать на кушетке ужасно неудобно — то ноги свешиваются, то голова. В термоодеяле было ужасно жарко. Жжение, которое поначалу казалось приятным, вскоре стало невыносимым, а Диана, как назло, куда-то ушла.

Постепенно я свыкаюсь с жарой. Голова совершенно пустая и хмельная от приторного аромата. Я, взрослый человек, вот уже полчаса лежу в полумраке на кушетке один на один с сопящими колонками, не в состоянии шелохнуться, дабы не свалиться на пол, — абсолютно как чернослив в глазури под оберткой. Приходите и ешьте меня. Что тут еще скажешь?

Наконец прекрасная кондитерша вернулась, стянула с меня злосчастный кокон и отправила в душ. Не поверите, но смыть шоколад — задача не из легких. Вода скатывается, как по масляной поверхности, и никакие гели и не помогают. Так и не отмывшись до конца, весь в тонкой шоколадной пленке, я вернулся на кушетку. Меня ждал успокаивающий . Тут я не выдержал: «Музыку — потише, а массаж — пожестче!» Диана послушно выполнила все мои просьбы.

Когда я оделся и вышел из кабинета, администратор спросила: «Ну как вам?» «Интересно!» — неопределенно ответил я.

Я сел в машину и в странно-приподнятом настроении поехал вверх по Страстному, источая неимоверно сильный запах дорогого шоколада. Это было приятно, забавно и странно одновременно. В теле легкость, в голове эйфория, но вот спина по-прежнему ныла. Значит, впредь я это обертывание буду делать, чтобы избавить от боли душевной. А с физической лучше бороться другими методами. Парная, хороший банщик, жесткие березовые веники и чай с медом расслабят мужчину лучше, чем эфемерное шоколадное удовольствие.