Почему «возможно»? Да потому, что кризис трех лет не всегда наступает согласно возрасту. Все малыши разные, и кто-то в три года уже вовсю болтает, считает, рисует, лепит, обожает книжки и знает много стихов. А кто-то только начинает говорить предложениями, с трудом держит ложку и никак не может научиться надевать штаны, а к умным занятиям и другим детям относятся с нескрываемым подозрением. И то и другое — вариант нормы. И кризис трех лет может застигнуть кроху в возрасте от 2-х до 4-х лет.

Впрочем, то, что малыш входит в кризис, понять несложно. Во-первых, в его речи появляется стабильное «Я» при разговорах о себе (теперь он говорит не «Петя гулять», а «Я гулять»). Во-вторых, он начинает встречать категорическими отказами все предложения самых близких взрослых.

 

Я могу?

По мере развития навыков ходьбы, манипуляций с предметами и речи ребенок становится все более самостоятельным. Он учится не только контролировать свои движения, но и различать в своем окружении то, что имеет значение для его нужд и удовольствий. В нем просыпается целенаправленное любопытство и осознанная потребность в его удовлетворении.

Ощущая свои возможности, малыш начинает более непосредственно восставать против ограничений и стремиться к тому, чтобы составить обо всем собственное мнение.

Считается, что родители, которые в этот момент стремятся ограничить самостоятельную активность крохи из страха за его безопасность, формируют в нем пассивную жизненную позицию. А те, кто постоянно предупреждает (горка скользкая, лесенка высокая, за углом далеко и маму не видно и т.п.), вместо того чтобы дать ребенку самому в этом убедиться и научиться справляться с возникшими трудностями, своими руками закладывают будущую виртуальную зависимость. В этом случае малыш привыкает существовать не в реальности жизненных обстоятельств, а в маминых или бабушкиных, а затем и виртуальных рассказах.

 

Не хочу, не буду, не стану!

Главное проявление кризиса трех лет – негативизм. Это значит, что ребенок пытается встречать негативной реакцией (отказом) любые предложения взрослого, которому доверяет.

Очень важно, чтобы родители в этот период знали: малыш отказывается делать то, о чем его просили, не потому, что ему этого не хочется, а именно потому, что его попросили об этом. Негативизм отличается от непослушания — когда ребенок не следует указаниям взрослого, потому что занят чем-то более интересным. Негативизм адресован человеку, а непослушание — содержанию. Если вы предложили ребенку на выбор другое, более интересное для него занятие и он согласился, значит, это было непослушание. При негативизме он станет отрицать все, что бы ему ни предлагалось.

При этом негативизм обычно избирателен по отношению к окружающим: малыш отказывается выполнять указания кого-то конкретного — мамы, няни, одной из воспитательниц. С остальными он может быть покладистым и милым.

Главное, что движет ребенком, — это потребность ощутить свои возможности, разобраться в них. Но он слишком мал и неопытен, а потому бессилен что-то сделать самостоятельно. Вот и получается, что единственный доступный пока способ проявить себя — отказываться от предлагаемого (разрушать сделанное) другими.

 

Что делать родителям?

Как ни парадоксально это может прозвучать, главное — это помнить, что действия ребенка, его отказы, сопротивление, капризы не имеют к вам прямого отношения. Сейчас вы для малыша скорее инструмент исследования мира и своего с ним взаимодействия, а не реальный человек с интересами, потребностями, задачами, чувствами. Вас для него как будто нет, он целиком и полностью погружен в себя.

Ребенок не соревнуется с вами в упрямстве, силе воли или настойчивости. Он не пытается доказать, что главнее или сильнее вас. Более того, если приглядеться, вы заметите, что малышу очень непросто говорить маме «нет». Ведь за этим — столько потребности убедиться, что даже «противного» и «противоречащего» его любят и принимают.

Еще раз подчеркнем, взрослый, которому ребенок адресует свой протест, — инструмент, через который маленький строптивец узнает, как мир может реагировать на него самого. Не будем забывать еще и о том, что для трехлетки также нет разницы между ним как личностью и его поступками, ее осознание придет через 3-4 года.

Самый лучший способ справиться с негативизмом — не перебирать варианты в поисках того, на что ребенок вдруг согласится, и уж тем более не наказывать малыша и не отвергать его. В первом случае вы действительно потакаете капризам и растите манипулятора. Во втором — закладываете основу для низкой самооценки и уверенности в том, что проявить себя — значит столкнуться с отвержением и нелюбовью, ломаете ребенка и его психику.

Гораздо эффективнее прямо отразить ребенку его действия: «Тебе сейчас важно со мной поспорить, ты хочешь отказаться от моего предложения. Ты чувствуешь, что у тебя достаточно силы настоять на своем. Молодец, я рад(а), что ты растешь, становишься взрослее и самостоятельнее». И подсказать крохе, какие проявления этого взросления и самостоятельности вы в нем замечаете: «Ты сегодня сам убрал кровать; ты можешь сам поменять воду кошке; ты уже знаешь почти все буквы…»

Это не значит, что вы всегда должны быть абсолютно невозмутимы, будьте искренни в своих эмоциях: «Давай подробнее поговорим об этом по дороге; я очень нервничаю, потому что мы опаздываем, поэтому одену тебя сама».

Очень хорошо работают и отвлекающие маневры: обычно негативизм ребенка направлен только на одного из взрослых. Поэтому просьба, высказанная мамой, сопротивление вызовет. А старшей сестрой, папой или куклой — уже нет.