Помните, как сердце наполнялось гордостью и восторгом, когда ваш кроха учился ходить? Неловко двигался, падая и упрямо поднимаясь снова и снова. Кажется, прошло совсем немного времени, и он снова делает первые шаги. Но теперь уже в большом мире, где падения грозят настоящими трагедиями, а не просто синяками и ссадинами, где почти невозможно постоянно быть рядом, предостерегать и помогать. Где остается только верить, вы сделали для него, сколько смогли, научили самому главному, теперь и дальше — он сам…

И сам он тоже все больше и больше требует самостоятельности, хочет опираться на себя, свои силы и знания, отстаивает свое право пробовать, добиваться и набивать свои собственные шишки. Но, как и годовалому малышу, ему важно знать, что есть мама и папа, которые всегда рядом, поддержат, помогут, если что-то пойдет не так, и будут гордиться, если все получится.

И подростки, и их родители так одинаково и так по-разному проживают эту бесконечную карусель контроля и доверия, беспомощности и бахвальства…

Подростки учатся уходить. Мы, взрослые, учимся отпускать. И тем и другим порой очень страшно. И главное, на мой взгляд, на фоне этого не разрушить отношения. Не разорвать тонкую ниточку любви и привязанности: ведь в это время каждое слово способно ранить особенно сильно… И, конечно, если мы, взрослые, действительно взрослые, то именно на нас и ложится основная ответственность за то, что происходит в наших отношениях с подросшими детьми…

Перед каждым родителем рано или поздно встает вопрос: сколько самостоятельности нужно его подростку? Как сделать так, чтобы не ущемлять его, но и не пускать дело на самотек? В каких вопросах разрешать все решать самому, а в каких требовать соблюдения установленных родителями правил?

Основная сложность в том, что универсального ответа на эти вопросы нет. У каждой пары свои камни преткновения и свои подводные течения. И очень многое зависит от того, как привычно распределяются роли и ответственность в вашей семье. При этом обычно максимального накала страсти достигают именно в тех вопросах, где родители сами не вполне уверены, сколько свободы дать подростку. Он ощущает это интуитивно и начинает «прокачивать границы»…

Еще одна сложность в том, что самостоятельность нельзя дать — человек может только сам научиться стоять на своих ногах (вспомните малышей-«годовасиков»: пока ножки и мышцы тела не окрепли, их все время приходится поддерживать). Попробуйте взглянуть на своего ребенка как бы со стороны, и вы непременно увидите те «области», в которых он уже вполне уверен в себе и своих силах… А в остальных вам все еще придется его подстраховывать…

Кстати, все исследования психологов, социологов, педагогов показывают, что, если родители целиком и полностью перекладывают всю ответственность за все происходящее на подростка, тот воспринимает это не как свидетельство доверия и собственной взрослости, а как безразличие и нелюбовь к нему. Такой вот парадокс…

А вот что непременно нужно тинейджеру — так это чтобы к нему — к его вкусам, манере одеваться и вести себя, его друзьям и способам времяпрепровождения и т.п. — начали относиться с взрослым уважением. Как это? Представьте себе, что перед вами не ваш ребенок, которого вы знаете «как облупленного», а посторонний взрослый человек, да еще и занимающий достойное место в социальной иерархии. Как бы вы стали с ним разговаривать, его слушать, расспрашивать? Попробуйте именно так общаться со своими сыном или дочерью: с искренним интересом ко всему с ними происходящему, но без оценок и нравоучений (посторонним взрослым мы ведь их не читаем, правда?) И, кстати, с посторонними нам обычно бывает проще договориться о разделении и распределении обязанностей, например, служебных. Попробуйте использовать этот опыт в разговорах о том, кто моет посуду, пылесосит или выносит мусор…

И, главное, помните — подростком быть нелегко. Тут и гормоны, и выбор жизненного пути, и страх перед жизнью, и желание все попробовать. Они отчаянно борются и воюют не с нами, взрослыми, а главным образом с самими собой. За право быть взрослым. И при этом им очень нужна наша любовь…