Мы познакомились с Юлей на первой официальной встрече инструкторов «ЖИВИ!». Не решусь говорить за остальных участников той встречи, но я сразу же почувствовал себя среди избранных, среди тех, кому посчастливилось не только проявить свой тренерский талант, но и поучаствовать в фантастическом по тем временам проекте.

Надо сказать, что на тот момент еще не было названия «ЖИВИ!», и я сам еще не знал, под каким названием выйдет моя авторская программа и что в скором времени Алена Мордовина появится в проекте и станет моим партнером по съемкам.

Если бы кто-то в тот момент сказал мне, что из-за названия программы могут возникнуть такие серьезные разногласия, то я бы не удивился, но и не отступился. По двум причинам. Во-первых, мне очень хотелось показать свою авторскую программу людям, чтобы они могли по ней заниматься, а уж как она будет называться — это не главное. Во-вторых, я к тому времени уже имел контракты, и мои юристы приучили меня ко всему относиться серьезно.

С тех пор прошло время. Все это время я, так или иначе, был с «ЖИВИ!», и все это время я дружил с Юлей. Не сказать, что мы с Юлей общались часто, но всякий раз это общение было наполнено неповторимым теплом, и иначе как Юленька я ее не называл.

В моем сотрудничестве с «ЖИВИ!» были непростые моменты. Это и подготовка к регистрации «Фит-микса», и переговоры о проведении семинаров у меня дома при участии моей студии, и сорвавшаяся поездка от «ЖИВИ!» в один из учебных центров известного во всем мире производителя спортивных товаров, которая в итоге стоила мне контракта с другим не менее известным производителем. Но как бы ни складывались наши отношения с «ЖИВИ!», в них никогда не было места непорядочности. Достаточно сказать, что большинство моих программ на «ЖИВИ!» было снято в то время, когда контракты еще находились в стадии доработки, то есть фактически «под честное слово»… И ни разу это честное слово не было нарушено ни с той, ни с другой стороны!

Теперь же создан прецедент, который демонстрирует то, что обстоятельства порой становятся важнее наших чувств, важнее честного слова, важнее тех, ради кого мы работаем.

Разумеется, я отдаю себе отчет в том, что «ЖИВИ!» — это коммерческий проект и интересы тренеров и других людей, принимающих участие в создании наших программ, с интересами канала могут не совпадать.

Но как оценить степень участия в создании программ, я не знаю. Как оценить, например, степень участия тех, кто снимается в наших программах в качестве занимающихся. В моей студии тренируются люди, которые снимались в различных программах «ЖИВИ!», в том числе и с Юленькой в «Гибкой силе», и я знаю, насколько для них это важно.

И как оценить масштаб разочарования тех, кто неотделим от нашего успеха и от наших неудач и от кого не в меньшей степени, чем от нас, зависят наши взлеты и падения. Я говорю сейчас о наших зрителях.

Юленька, теперь я хочу обратиться к тебе публично. Надеюсь, я могу себе это позволить.

Я не знаю всех обстоятельств, сложившихся вокруг «Гибкой силы», и не имею права судить, кто прав, а кто нет.

Но меня не покидает ощущение, что на этот раз обстоятельства вырвали у нас кусок жизни.

Я знаю, как тяжело дается наш хлеб, и думаю, что знаю цену тренерского успеха.

Но еще я знаю, что часто в нас самих есть доля обстоятельств, которые в итоге оказываются выше нас.

Я искренне надеюсь, что решение, которое ты приняла, продиктовано твоим сердцем…

 

Читайте также:

«ЖИВИ!» расстается с программой «Гибкая сила»

Друзья, мы с сожалением сообщаем, что мультимедийный фитнес-клуб «ЖИВИ!» все-таки вынужден расстаться с программой «Гибкая сила»...