К простудным заболеваниям (по-английски, кстати, cold — это и «холод», и «простуда») относят разнообразные острые инфекционные заболевания и формы обострения хронических заболеваний.

Большое количество терминов, обозначающих простудные заболевания, образовано при помощи суффикса «-ит» от названий пораженных органов. Например, ринит — это заболевание носовой полости, фарингит — глотки, ларингит — гортани. Тем не менее тактику применяемого медикаментозного лечения определяет не столько область поражения, сколько природа возбудителей инфекции.

Если это ОРВИ (острая респираторная вирусная инфекция), то на первый план выходят средства противовирусной защиты. Если же это обострения бактериальных, например стафилококковых и стрептококковых, заболеваний, то необходимо лечение антибиотиками, которые против вирусов совершенно бессильны. Отсюда главная проблема в лечении простудных заболеваний: неоправданно частое применение антибиотиков. Внешне отличить вирусную инфекцию от бактериальной довольно трудно, и многие врачи, дабы перестраховаться от возможных осложнений, сразу назначают антибиотики.

Если инфекция оказывается вирусной, что на практике встречается гораздо чаще, антибиотики не окажут на течение болезни никакого влияния, но при этом как минимум вызовут дисбактериоз, который потребует соответствующего лечения и резко снизит иммунитет к вирусам. Но это еще полбеды.

Если подобные «эксперименты» повторять довольно часто на одном и том же пациенте или массово одним и тем же препаратом, например в практике одного лечебного учреждения, это может привести (и приводит!) к тому, что появляются штаммы бактерий, устойчивых к определенным антибиотикам. Этому есть довольно убедительное, на мой взгляд, объяснение. В условиях применения антибиотика борьбу за жизнь выигрывают лишь те немногие из бактерий, которые изначально устойчивы к нему, в отличие от подавляющего большинства своих собратьев. Если курс лечения повторяется, возрастает вероятность того, что мы получим целую популяцию бактерий, устойчивых к определенному антибиотику. Когда их количество превысит некий порог и иммунитет больше не сможет их сдерживать, эта армия набросится на нас в виде болезни, не поддающейся лечению данным антибиотиком.

Поэтому не спешите пить антибиотики и не повторяйте курсы лечения одним и тем же препаратом регулярно!

Но если не антибиотики, что же тогда пить при простуде? Или ничего не пить вообще?

Для простудных заболеваний характерно наличие следующих симптомов: высокая температура (лихорадка), воспаление и боль. Их проявление способны снижать различные компоненты большинства противопростудных препаратов. Но так ли необходимо бороться с симптомами?

По современным представлениям, лихорадка в большинстве случаев носит защитный характер, поскольку повышение температуры, с одной стороны, стимулирует иммунитет, а с другой — снижает скорость размножения вирусов и болезнетворных бактерий. Даже в педиатрии в соответствии с принципами Всемирной организации здравоохранения не рекомендуется применять жаропонижающие средства при температуре тела ниже 38,5–39,5 градусов. Пожалуй, стоит прибавить к этому слова Гиппократа: «Дайте мне возможность вызвать лихорадку, и я излечу все болезни».

Мы уже говорили, что большинство ПЗ — это всевозможные «-иты», но суффикс «-ит» (греческий itis) употребляется для обозначения воспаления, которое по существу — оборонительная реакция организма. Для выздоровления она должна пройти необходимые последовательные стадии.

В норме боль — это механизм физиологической защиты. Патологическая боль, правда, теряет свои защитные функции, но такая боль не характерна для большинства простудных заболеваний.

Так стоит ли пичкать себя лекарствами, пытаясь обмануть организм при первых проявлениях простудного заболевания? Или, может быть, дать ему возможность самому разобраться с простудой?

Полезные ссылки:

Видеозанятия «Пилатес» и «Фит-микс» с Леонидом Зайцевым можно найти в фитнес-видеотеке клуба «ЖИВИ!».