Гималаи, Гималаи! Сколько уже написано и еще будет написано о вас, сколько километров пройдено, сколько постигнуто и преодолено на ваших дорогах и тропах! Пожалуй, нет на земле места более таинственного. Каждый странник, что хаживал между ваших пиков, что-то хотел найти, увидеть, познать, пережить. Кто-то любовался прекрасным видом, кто-то увлекался вашими загадками, кто-то паломничал по святым местам, кто-то даже по работе умудрялся сюда забираться. Здесь каждый находит свою дорогу и идет по ней, то останавливаясь, то сворачивая, то возвращаясь к началу.

Пожалуй, главное, зачем многочисленные паломники, саньясины, духовные туристы и прочие рвутся сюда, — это попытки переживания собственного опыта в поисках истины, бога, просветления. Они хотят прикоснуться к тайне своими руками, дрожащими от нетерпения. Для этого они готовы на многое, потому что нет уже возможности жить как раньше: все уже перепробовано, удовольствиями и страданиями мира бренного пресытились, пора и к себе родненькому вернуться.

Кто родился в Индии, тому и ехать никуда не надо. Все бросил, шафрановые одежды на себя надел, и иди себе спокойно по серпантину да на солнышке высокогорном грейся. А иностранцу каково?! С работы отпросись, билет купи, визу сделай, да еще денег с собой прихвати.

А срок действия визы быстро подходит к концу, как и денежные запасы. И вроде бы посмотрел что-то и даже сумел что-то понять, но по возвращении ты все тот же, с теми же загонами. И думаешь, что надо постараться заработать побольше и в следующий раз на подольше отправиться. Глядишь, и откроется тогда суть. И начинаешь снова пыхтеть, бежать, стремиться, думая только об одном: как бы поскорее из всего этого выбраться да в горы повыше забраться. А то, глядишь, истине надоест ждать, пока ты до нее доберешься, и переедет куда-нибудь, а адреса нового не оставит.

И так, чередою разнообразных событий, проходит время. Падаешь и снова встаешь, теряешь, находишь… Но думаешь: «Этот опыт важнее, чем прежде, когда я вкалывал с 8.00 до 20.00. Теперь-то я иду к богу, и это особая миссия». И продолжаешь себя убеждать, что занимаешься чем-то особенным, крайне важным не только для себя, но еще и для целого мира.

Потом пыл сменяется степенностью, и потихоньку задумываешься. А чего я понял-то, умник?! Новое что нашел? Или знаю теперь что-то такое, чего другие не знают? Нет, говорю сам себе. Все, что нашел, — это было давно, только не обращал на это внимания, а все, что потерял, — никогда этого и не было, просто выдумал, что это твое, и прицепился к этому, как клещ к елке. Так чего же, говоришь себе, чего же ты все пыхтишь да коленки и пальцы на ногах о камни придорожные сбиваешь? Неужто в детстве ссадин и синяков мало было? В ответ пытаешься сам себя убедить, что в детстве оно не всерьез было. И бегал ты только по двору да с велика на асфальт падал, а тут истина, просветление. И вдруг понимаешь, что просто зачерствел с тех самых детских беззаботных дней настолько, что меняющиеся картинки сна начал принимать всерьез и за реальность. Но ведь сон всегда остается сном, независимо от того, что снится. И река Ганга в ответ — ш-ш-ш-ш…

Точно! Как я раньше не понимал! Расслабиться мне надо было с самого начала. И снова начинаешь корить себя за приверженность старым привычкам. Старые привычки, ох уж вы, мои голубушки! Спасибо за то, что вы есть. Что бы я без вас делал! Ничего бы из пройденного не прошел, из увиденного не увидел, из услышанного не услышал, из сказанного не сказал. И снова Ганга — ф-ф-ф-ф…

Ох, Ганга, ведь тебя одной достаточно, чтобы прояснилось в голове моей затуманенной. Такая мощная, активная, рвущая и смывающая все на своем пути. Там, на леднике Ганготри, на высоте трех тысяч метров, преодолеваешь пороги и колена, размываешь дамбы и плотины, ворочаешь камни и корни вековых сосен. Ниже по течению игра твоя становится спокойнее, поток не такой страшащий, пороги не такие высокие, да и вода уже кажется не столь холодной и ноги не сводит. А в Варанаси ты уже совсем смягчилась. Ты только принимаешь все и отпускаешь, и до самой Калькутты течет спокойствие твое. Знаешь ты, матушка, что рано или поздно придешь в океан, а уж где там твои воды, поди различи! Да и откуда ты появилась там, на Гаумукхе, никто не знает. А что ты делаешь для своего великолепия? Да ничего! Природа это твоя. Да и моя человеческая природа такая же. И я река, и был всегда рекою, только забыл все напрочь.

Так чего же, снова спрашиваешь, тебе надо, парень?! Неужто порогов испугался или чего еще? Вспомни слова мудреца Васиштхи: «Ты есть то, что ты есть в этом мире. Зная это, живи в нем». Все я сам себе выдумал, а уж коли так, то чего против себя самого бороться. Сохраняй все в целости и гармонии и наслаждайся всем, что проистекает. Ведь если поверить в то, что проистекает все из тебя самого, то больше нет смысла рассуждать о несовершенстве мира, если ты сам его и творишь. Вот прямо в это мгновение. А Ганга все течет и течет…

А я смотрю на нее при свете луны и говорю себе: вроде понятно все, но пока до океана не дойду, все равно грести не перестану!

Полезные ссылки:

Видеозанятия «Йога для начинающих» с Виктором Корольковым в фитнес-видеотеке клуба «ЖИВИ!».